Девушка с татуировкой на лице

Апачи Аризоны против американцев

1850-е годы

После победы США в американо-мексиканской войне в 1848 году большая часть современной Аризоны по договору Гуаделупе-Идальго была выкуплена Соединенными Штатами у Мексики и в 1850 году присоединена к уже существовавшей на то время Территории Нью-Мексико.

В 1853 году США выкупили у Мексики и остальную часть Аризоны, приступив к ее заселению после ратификации договора Гадсдена в июне 1854 года.

Одним из пионеров Аризоны в истории принято считать скотовода Пита Китчена, который в этом же году около современного Ногалеса основал ранчо. Из Соноры Китчен привел туда тридцать семей индейцев опата, которые обрабатывали землю и охраняли стада от апачей. Ранчо Китчена располагалось на холме и походило на хорошо укрепленный форт. Апачи много раз нападали на оплот Китчена, но, благодаря продуманной системе защиты, так и не смогли его уничтожить, в то время как другие ранчо скотоводов  то и дело индейцы предавали огню. Говорили, что Китчену удалось договориться с вождем чирикауа Кочисом,  племя которого хозяйничало на этой территории.

В начале 1850-х годов апачи Аризоны в основном нападали на мексиканские пресидио  и грабили путешественников на дорогах, ведущих в Калифорнию.

В это время и семья Отман мигрировала на Запад в составе каравана переселенцев.

В феврале 1851 года семья мормонов Ройса Отмана  решила поискать счастья на Западе и направлялась в Калифорнию. Путь был сложен и опасен. По дороге караван из восьми повозок остановился у реки Хилы, в деревне индейцев пима, которые всегда оказывали уважение и помощь переселенцам. Но тот год выдался неурожайным, и пима не смогли в достаточном количестве снабдить путников провизией.

У реки Колорадо караван повстречал проводника из форта Юма по имени доктор Лекаунт, который уверил путешественников, что на пути он не встречал ни одного индейца, поэтому путь безопасен. Но, не смотря на его уверения, мормоны отказались следовать дальше, лишь только семья Отман решила продолжить путь. Через семь дней пути силы тягловых животных и самих людей были на исходе. Быки Отманов  настолько ослабли, что едва могли тянуть фургоны. Кроме этого заканчивалась еда и у самих путников. Отманы вынуждены были остановиться.

На стоянке к ним подошел обоз, следовавший в форт Юма, проводником которого оказался тот же доктор Лекаунт. Обратив внимание на крайнее истощение Отманов и их детей, Лекаунт рекомендовал им оставаться на месте. Доктор убедил их вернуться в форт, но лишь только после того,  как он с обозом дойдет до форта и оттуда вышлет им помощь. Ройс Отман согласился, но был решительно настроен вернуться в форт вместе с обозом Лекаунта. Доктор не возражал, но предупредил, что поскольку его обоз будет двигаться быстрее, чем фургон Отмана, запряженный доходившими быками, то он по пути будет оставлять метки, по которым Отманы могут ориентироваться относительно наличия по близости индейцев. 

На следующий день обоз Лекаунта подвергся нападению индейцев, которые атаковали его на стоянке, забрав всех животных. Это произошло в тридцати милях от места, где Отманы отстали от обоза Лекаунта. Спустя три дня Отманы вышли к тому месту, где на Лекаунта напали индейцы, но никаких меток, предупреждающих об опасности, которые обещал оставлять проводник, они не обнаружили.

В конце следующего дня, когда быки выдохлись, Отманы остановились на ночлег на берегу реки Хилы и подверглись нападению тонто апачей (некоторые исследователи полагают, что на Отманов напали явапаи). Индейцы, как выяснилось позже, высказали дружелюбие и попросили табак и трубку. После того, как Отман-старший угостил их табачком, они попросили еды. Предложив индейцам несколько корок хлеба, Отман-старший объяснил, что его семья также голодна, и они не имеют ничего, кроме засохшего хлеба. Тогда индейцы, посовещавшись, резко вскочили и напали на Отманов. Они убили Ройса Оутмана, его жену и четверых детей. Дочерей Оливию (Олив) и Мэри Энн индейцы захватили в плен.

К счастью, один из сыновей Отмана, Лоренцо, оказался раненым и, придя в себя, чудом добрел до деревни пима, которые и спасли ему жизнь (впоследствии Лоренцо принимал активные меры по розыску сестер). Тонто же продали захваченных девочек в рабство индейцам мохаве. Младшая из сестер, Мэри Энн, умерла в плену от голода, спустя три года, в возрасте десяти лет.

Старшая, Оливия, сначала выполняла функции рабыни, затем была продана племени Мохаве за цену в две лошади, три одеяла, овощи и бусы. С переходом к Мохаве  жизнь значительно улучшилась. К Олив индейцы относились, как к своей, и даже называли ее “Aliutman”(Олив Отман) и “Olivino”. У них она провела долгих четыре года.

Индейцы Мохаве сделали на подбородке Олив специальную голубую татуировку, которую сама она позже маркировала как "рабскую". Но впоследствии выяснилось, что эти татуировки были у всех членов племени: подобные знаки считались возможностью опознать человека в загробном мире. "Они прокалывали кожу маленькими правильными рядами на наших подбородках при помощи заточенных палочек до той степени, пока ранки не начинали свободно кровоточить. Потом палочки обмакивали в сок из сорняков с синим каменным порошком и покрывали раствором уколы на лице", – писала Олив.

Олив приняла свою новую жизнь. Когда в 1857 году власти из резервации Форт-Юма (Калифорния) наконец-то отыскали ее и договорились о сделке с Мохаве, Олив плакала – равно как и ее приемная семья. Когда Олив вернулась в цивилизацию, то сразу же стала знаменитостью. Газеты всей страны называли ее героиней и жертвой, а газета Los Angeles Star описывала ее как "красивую девушку", изуродованную татуировкой на подбородке. В последующие годы Олив встречалась со множеством людей и делилась с ними своим опытом.

В 1865 году Оливия вышла замуж за банкира из Рочестера (штат Нью-Йорк) Джона Бранта Файрчайлда. После свадьбы супруги переехали в Детройт, позже поселились в штате Техас, где прожили около тридцати лет. При жизни она категорически отрицала слухи о насилии над ней индейцами. "Надо сказать, что дикари никогда не посягали на мою честь… Они относились ко мне с уважением, и я не была женой ни одного из их мужчин".

Скончалась Оливия 21 марта 1903 года в возрасте шестидесяти пяти лет и похоронена в Шермане (Техас). Город Отман в Аризоне назван в ее честь. На месте гибели семьи Отман в Аризоне установлен белый крест. На надгробии надпись: "В память семьи Отман – пионеров, убитых индейцами в 1851 году".

Фото к статье: