ИЗНАСИЛОВАНИЕ. По кампусу с матрасом

Это случилось 14 лет назад. Эбигейл приняла предложение посетить своего друга "X" в его студенческом городке на территории университетского кампуса. Он много лет был для нее, как старший брат: заботливый, веселый и простой. С ним девушка каждый день пересекалась в школе, и это была платоническая, доверительная, многолетняя дружба.

Она никогда не находила его привлекательным.

Когда X учился в колледже, он присоединился к студенческому братству и пообещал пригласить ее на "настоящую" студенческую вечеринку. Родители Эбигейл, которые были довольно строгими и  никогда бы не позволили ей провести выходные с мальчиком в студенческом городке, разрешили ей поехать.

Потому что Х был другом.

Эбигейл одела свою самую нарядную розовую кофточку, джинсы Guess, любимое ожерелье и поехала.

Вечеринка была организована братством Х и проходила в частном доме. Девушка ходила по относительно пустому дому и, нервничая, присела на диван. Большинство присутствующих были мальчиками. X спросил, хочет ли она выпить. Эбигейл согласилась. Он принес ей большую пластиковую чашку полную красного пунша.

Остаток ночи она помнила отрывками, с мимолетными вспышками звука и изображения. Только что она сидела на диване и пила красный пунш, а затем уже на заднем сиденье автомобиля. Девушка потеряла сознание где-то между диваном и автомобилем.

Потом она лежала на кровати X в его комнате в общежитии, и он был наверху, целовал ее и ласкал ее грудь.

Она чувствовала себя, как кусок свинца, распластанного на кровати. Ее взгляд был размытым, в комнате было темно. Казалось, что у нее нет никакого контроля над своим телом: она чувствовала, как X снимает ее одежду, джинсы, рубашку, как ее голова болтается со стороны в сторону и как она падает обратно на матрас.

Внезапно девушка почувствовала боль между ногами и закричала так громко, как  только могла: "Нет, нет, нет!" Но она не могла двигаться, не могла  сесть. В конце концов, боль исчезла.

Когда Эбигейл проснулась на следующее утро, ее голова была словно в тисках и волна тошноты охватила ее. Она посмотрела вокруг: X спал рядом с ней на узкой односпальной кровати. Он был голым.

В общежитии было тихо.

Она нашла свою рубашку, джинсы, нижнее белье и бюстгальтер на полу. Ее ожерелье было разорвано и крошечные бусинки рассыпались по всей комнате. Обертка от презерватива и использованный резиновый кусочек валялись тут же.

X отвез ее домой.

Это было серым субботним утром, и они ехали молча всю дорогу. На полпути девушка заставила его остановиться, и ее снова вырвало на обочине дороги. Возле дома Х высадил ее и молча уехал.  Больше она его никогда не видела.

Телефон экстренной связи

До этого Эбби слышала много случаев об изнасилованиях на свиданиях. От подружек и девочек из школы. Но гордилась своей прогрессивностью и считала себя слишком умной, чтобы попасться на эту удочку. ЭТО может случиться только со слабыми и глупыми. Тебе никогда не стоит пить спиртное с незнакомыми и, тем более, оставлять свой стакан без присмотра на вечеринке.

Но она и не подозревала, что соседский мальчик, которого знаешь много лет, тоже может быть насильником. Она не знала, что хорошие друзья тоже могут насиловать. Что подавляющее большинство обманутых девочек доверяли и знали своих насильников.

Она впала в глубокую депрессию. Родители не знали, что с ней происходит, а она никому не признавалась. Однажды девушка открыла секрет своей лучшей подруге – она сказала ей, запинаясь, что X изнасиловал ее в своей комнате в общежитии. "Ты уверена в этом, Эбби?" – ужаснулась та. – "Он не способен на что-то подобное!"

После этого Эбигейл решила не говорить об этом. Она не рассказала своим родителям. Она не пошла к адвокату. Она читала, что происходит с девушками, которые обращаются в суд об изнасиловании. В суде их "режут" по кусочкам и стараются вытащить на белый свет что-то грязное о них самих: подробности личной жизни, интимные отношения с мальчиками вплоть до стиля одежды – была ли она вызывающе-сексуальной или нет. Она представила свое имя на газетных полосах, реакцию ее родителей, соседей, учеников и учителей ее школы и свое уничтоженное будущее.

Прежде всего, она знала, что ей нужны доказательства. А доказательств у нее не было.

Боль не утихала до тех пор, пока несколько лет спустя девушка не обратилась за помощью к психологу своего колледжа. Только тогда Эбигейл смогла произнести слово “изнасилование”. Психолог сообщила ей, что, по описанию, она была под воздействием наркотика, скорее всего "roofies" – очень широко применяемого при свиданиях один-на-один и вечеринках.

Только тогда ей стало легче. Но все эти годы один образ все чаще мелькал в ее уме. Это был телефон экстренной связи в коридоре общежития Х, на который Эбигейл наткнулась по дороге в ванную комнату в "то утро". Даже сквозь приступы тошноты и головной боли она знала для чего этот телефон и остановилась перед ним. Все, что ей нужно было сделать, это поднять трубку и полиция кампуса была бы здесь через несколько минут. Они нашли бы доказательства, разбросанные по всей комнате и использованный презерватив. Анализы бы выявили у нее в крови наркотик.

Все могло сложиться иначе.

Но она не подняла трубку.

Этот момент долго преследовал ее. Это заползало в ее мысли во время депрессии или одиночества. Это лежало в основе гнева, унижения, ненависти к себе и недоверия к другим в ее личных и профессиональных отношениях. Почему она не взяла тот злосчастный телефон?

Психотерапевт, которая шаг за шагом выводила Эбигейл из депрессии, помогла ей понять, что решение не брать телефон было рациональным, а не провалом мужества.

Все стало на свои места.

Матрас Эммы Сулкович

Внимание широкой общественности к проблемам изнасилования на студенческих кампусах привлекла другая девушка – Эмма Сулкович (Emma Sulkowicz), студентка четвертого курса факультета изобразительного искусства Колумбийского университета. Ее акция "Представление с матрасом: неси эту тяжесть" ("Mattress Performance: Carry That Weight") началась в сентябре прошлого года – через два года после того, как ее изнасиловал бойфренд. И она собирается продолжить акцию, пока ее насильник находится в студенческом городке.

Акция "Carry That Weight" получила высокую оценку журнала "New York" и  поддержку американского сенатора Кирстен Джилибренд (Kirsten Gillibrand, D-N.Y.), которая пригласила Эмму присоединиться к ней для участия в ежегодном State of the Union applause fest. Путешествующий матрас в зал не пустили.

Сначала Эмма решила "не поднимать шум". Но когда девушка узнала, что ее обидчик надругался еще над двумя студентками, она решила восстановить справедливость. Три девушки объединились и пожаловались на насильника в университетскую комиссию. Спустя семь месяцев состоялись слушания по делу Сулкович, на которых члены комиссии требовали, чтобы студентка со всеми подробностями описала само изнасилование и то, что ему предшествовало. “Я была в кошмарном положении, пытаясь объяснить ей, как это ужасное событие произошло со мной”, – вспоминает Сулкович.

Но больше всего девушку поразило, как красочно ее насильник смаковал подробности инцидента. По словам Сулкович, он описывал каждую деталь: куда она положила свою руку, что она сказала. Положение Эммы усугублялось тем, что до того, как она была изнасилована в извращенной форме, у нее дважды был секс с тем же молодым человеком. И до того кошмара все было отлично.

В итоге комиссия пришла к выводу, что ни в одном из случаев студент не виновен. Друзья стали косо смотреть на Сулкович. “Я думаю, что многие мужчины рассматривают изнасилование, как причудливую сексуальную игру. Они говорят, что девушки сами вводят их в заблуждение, и непонятно, когда следует остановиться. Я кричала "нет" и боролась с насильником. Все это явно происходило без обоюдного согласия, но мои страдания только возбудили его”, – объяснила она.

В сентябре 2014 года Сулкович взвалила на себя двуспальный матрас и прошлась по кампусу. Она объявила, что будет ходить по университету с матрасом, пока ее насильника не исключат из учебного заведения. На сегодняшний день ни матрас, ни насильник не покинули территорию кампуса. Зато она привлекла внимание общественности к проблеме изнасилований в студенческих общежитиях, и многие ученицы колледжей присоединились к флешмобу, расхаживая повсюду с матрасами.

Университетское правосудие

В 2014 году Министерство образования США приступило к расследованию в отношении 85 факультетов американских университетов, сочтя, что их администрации недостаточно тщательно разбирались с жалобами на сексуальное насилие в общежитиях. В этот список попали даже такие престижные учебные заведения как Гарвард, Дартмут, Принстон. Ранее в этом позорном перечне находился даже Йель, который, однако, смог избежать федеральных санкций, изменив подход к данной проблеме.

Университеты в США наделены правом самостоятельно проводить расследования инцидентов сексуального характера. Это значит, что жертвам насилия приходится рассказывать о том, что с ними произошло, университетским комиссиям. Проблема в том, что члены комиссий крайне не заинтересованы в том, чтобы университет приобрел репутацию заведения, в котором процветает насилие. Поэтому они задают каверзные вопросы жертвам, стараясь поставить под сомнение их честность.

Некоторые жертвы не верят, что полиция способна помочь им. Другие боятся говорить об этом, считая случившееся слишком личным. По словам активистки по предотвращению изнасилований Ребекки Нэйгл, жертвы сексуальных преступлений привыкли к тому, что в их показаниях  сомневаются.

“Колледжи и университеты должны смотреть в лицо фактам о сексуальном насилии. Нет больше смысла закрывать глаза или делать вид, что этого не существует, – сказал вице-президент США Джо Байден о проблеме изнасилований в кампусах.– Наши дочери, сестры, жены, матери, бабушки – все они вправе ожидать, что не станут жертвами сексуальных надругательств. Независимо от того, что она носит и где находится – в баре, общежитии, на заднем сиденье автомобиля. Независимо от того, пьяна она или трезва. Ни один мужчина не имеет права обойти ее "нет". А если она не в состоянии дать согласие, это тоже значит "нет".

Лучше всего проблему эпидемии изнасилований в студенческих городках США решил бы настоящий криминальный (а не административный) суд над насильниками и изоляция их от общества в местах не столь отдаленных. Может быть тогда и остальные "мальчики", перед тем, как выпустить на волю свои животные инстинкты, задумались бы: стоит ли игра свеч? Ведь такие "невинные" шалости, как подливание спирта в напитки, подсыпание наркотиков и жестокое насилие может перечеркнуть их жизни навсегда.

Тогда обучение можно было бы завершить за решеткой. Совершенно бесплатно.

И невысокой хрупкой девушке не пришлось бы таскать по кампусу двуспальный матрас в знак протеста против безмолвия университетской администрации.

Но это мое личное мнение.

Справка от VS CHICAGO magazine:

- 25% американских студенток становится жертвой изнасилования в студенческих кампусах;

- 60% американских студентов считают для себя приемлемым “участие в изнасиловании”;

- 78% студентов, идентифицированных как насильники, были знакомы со своими жертвами или их друзьями;

- 90% всех изнасилований в американских вузах происходят под воздействием алкоголя;

- 47% изнасилований заканчиваются для девушек телесными повреждениями.

- лишь 10%  американских  студенток  сообщают об  изнасиловании.

Автор: 
Анна Брик
Фото к статье: