Интернирование японцев в США

Концентрационные лагеря Америки в годы Второй мировой войны

Начало

К началу 40-х годов в США проживало порядка 130 тысяч японцев, 80 тысяч из которых имели американское гражданство, будучи рожденными в США. Остальные 50 тысяч права на гражданство не имели, т.к. являлись выходцами с исторической родины.

Командующий Западным (Тихоокеанским) военным округом, американский лейтенант Джон Де Уитт, обратился с запросом о необходимости задержания японских мигрантов для поимки у них средств связи, с помощью которых они могли бы связываться с кораблями японского Императорского флота. ФБР и Минюст одобрили предложение Де Уитта. Ко 2 января "Объединенный Комитет по Иммиграции Законодательного Собрания Калифорнии разослал в местные газеты манифест, вобравший в себя “исторический список обвинений против японского народа, который, как говорится в манифесте, абсолютно не способен ассимилироваться”. “Этот документ утверждал, что все люди японского происхождения верны только Императору, и обвинял японские школы в насаждении идей о японском расовом превосходстве”.

В итоге организация "Настоящие сыны и дочери Золотого Запада" вместе с калифорнийским формированием Американского Легиона потребовали отправки японцев в концлагеря. Также жертвами интернирования стали небольшие группы мигрантов блока Ось - немцы и итальянцы. Позже эти лагеря будут использованы  для японских военнопленных. Генерал-лейтенант Де Уитт вместе с майором Карлом Бендетсеном руководили программой интернирования.

Достаточно было иметь хотя бы 1/16 часть японской крови, как субъект сразу же становился жертвой интернирования. Дети-сироты тоже были включены в программу по интернированию.

Бомбардировка Перл-Харбора произвела психотический эффект, в результате которого администрация Рузвельта издала указы 2525, 2526 и 2527, которые объявляли всех немцев, итальянцев и японцев враждебными иностранцами. Информация из “Списка предварительного задержания” использовалась для обнаружения и заключения под стражу людей японской, немецкой и итальянской национальности. Президентский указ 2537, изданный 14 января 1942 года, предписывал всем иностранцам сообщать в ФБР о любом изменении места жительства, места работы или имени. “Враждебным иностранцам” запрещалось посещать зоны с ограниченным доступом. Нарушители подвергались “аресту, заключению и интернированию до конца войны”.

Несмотря на то, что рассматривалось несколько вариантов интернирования, остановились на "гитлеровском" методе.

19 февраля 1942 года Рузвельт подписал Чрезвычайный указ № 9066, по которому военные получали право объявлять различные районы страны, по своему усмотрению, “военной зоной”, откуда могли быть выселены любые лица. В общей сложности в “зоны выселения” (exclusion zones) вошло около трети территории страны. 2 марта граждане японского происхождения были уведомлены, что они подвергнутся выселению из “военной зоны № 1” (в 100 милях от побережья).

11 марта было создано Управление по охране собственности иностранных граждан (Office of the Alien Property Custodian), которое получило неограниченные полномочия по своему усмотрению распоряжаться собственностью иностранцев. Многие активы были заморожены, что помешало покинуть “зону выселения”.

24 марта в военных зонах для подданных враждебных государств и граждан японского происхождения был введен комендантский час.

27 марта японцам было запрещено покидать “военную зону № 1”. 3 мая всем лицам японского происхождения было приказано явиться в “центры сбора”, где они должны были оставаться до переезда в “центры перемещения”.

Необходимость интернирования поддерживало абсолютное большинство белых фермеров. Они (фермеры) видели в интернировании удобный способ искоренить своих конкурентов японского происхождения. Ответственный секретарь Ассоциации Производителей-Поставщиков Овощей "Salinas" Остин Энсон заявил:

- Нас обвиняют в том, что мы хотим избавиться от япошек из эгоистических соображений. Так и есть. Вопрос состоит в том, будет жить на тихоокеанском побережье белый человек или желтый. Если всех япошек завтра уберут, мы по ним не соскучимся, так как белые фермеры могут выращивать все то же, что и япошки. И мы не хотим, чтобы их возвращали после войны (Из интервью Saturday Evening Post, 1942).

Кроме этого власти США подозревали американцев японского происхождения в шпионской деятельности. Из отчета Комиссии Робертса, опубликованного обозревателем Генри МакЛемором:

- Я за незамедлительное удаление всех японцев с восточного побережья вглубь страны. И я не имею в виду какую-нибудь хорошую часть страны. Сгоните их, выпроводите и отведите им место на бесплодной земле. Лично я ненавижу японцев. Всех их.

Интернирование американцев японского происхождения, которые были важной составной частью сельского хозяйства на западном побережье, привело к нехватке рабочих рук, которая была еще обострена призывом многих американцев в вооруженные силы. Этот вакуум ускорил массовую иммиграцию в Соединенные Штаты мексиканских рабочих, которые должны были заполнить эти рабочие места. Это движение стало известно как Программа Брасеро. В качестве меры по борьбе с нехваткой рабочей силы  многие интернированные японцы были даже временно выпущены из лагерей для того, чтобы, например, убрать урожай свеклы.

Опасения американцев ухудшились, когда они узнали о шпионской сети Татибана и инцидент на Ниихау, произошедшего сразу после нападения на Перл-Харбор, когда 2 американца японского происхождения освободили захваченного в плен японского летчика и помогали ему нападать на гавайцев, проживающих на Ниихау. Несмотря на это происшествие на Гавайях, местный губернатор отверг призывы к массовой депортации японцев. Шпионская сеть Татибана была группой японцев, арестованных незадолго до событий в Перл-Харборе и сразу депортированных.

В книге “Мэджик: неизвестная история участия разведки США в эвакуации японских жителей с западного побережья во время Второй мировой войны” специальный экс-помощник директора АНБ Дэвид Лоуман полагает, что "наличие призрака огромных шпионских сетей" убедило президента Рузвельта   в  необходимости разрешения на интернирование. Он также утверждает, что интернирование послужило сохранению секретности программы по дешифровке: предание суду американских граждан японского происхождения вынудило бы правительство публично признать, что японские коды дешифрованы. Если бы американская технология дешифровки была раскрыта на судебных процессах над отдельными шпионами, флот императорской Японии сменил бы свои коды, таким образом подрывая стратегическое преимущество США в войне.

После войны, когда роль дешифровщиков в победе стала известна, уже ничто не мешало предать суду японо-американских шпионов или саботажников, которые были вычислены благодаря прочтению сообщений к ним или от них к японским кураторам. То, что таких процессов не последовало, является решающей уликой в пользу того, что обширной шпионской деятельности и не было. Также они отмечают, что во время войны происходили аресты и суды над немецкими шпионами, которые были схвачены благодаря дешифровке их посланий (в том числе защищенных одним из вариантов “Энигмы”) и что при этом японо-американские шпионы не могли быть проигнорированы.

Другие критики отмечают, что многие американцы немецкого и итальянского происхождения, открыто симпатизирующие фашизму, не подвергались интернированию, в то время как даже японские дети были высланы в лагеря, указывая таким образом на расистскую составляющую интернирования. Это делает несостоятельным заявление Лоумана о том, что причиной интернирования являются только стратегические военные интересы.

Концентрационные лагеря

Существовало 10 лагерей "Военного управления перемещений интернированных":

 

 

Название

Штат

Открыт

Численность

Манзанар

Калифорния

Март 1942

10 046

Тьюл Лейк

Калифорния

Май 1942

18 789

Постон

Аризона

Май 1942

17 814

Джила Ривер

Аризона

Июль 1942

13 348

Гранада

Колорадо

Август 1942

7 318

Харт Маунтин

Вайоминг

Август 1942

10 767

Минидока

Айдахо

Август 1942

9 397

Топаз

Юта

Сентябрь 1942

8 130

Рохвер

Арканзас

Сентябрь 1942

8 475

Джером

Арканзас

Октябрь 1942

8 497

         

В ведении Западной администрации по гражданскому контролю были “центры сбора”, в ведении "Военного управления перемещений" находились “центры перемещения”. Данные лагеря были наиболее крупными. “Центры сбора” предназначались для временного содержания людей, откуда их перевозили на постоянное жительство в “центры перемещения” на поезде, грузовиках или автобусах.

Кроме того, японцы размещались в других лагерях. Министерство юстиции управляло лагерями, официально называвшимися лагерями для интернированных, где содержались под стражей подозреваемые в совершении преступлений или в “симпатиях к врагу”. Иногда японцы содержались в лагерях для интернированных немцев и латиноамериканцев. Один из лагерей – лагерь “Тул Лейк” (Tule Lake) представлял собой место содержания лиц, которых считали представлявшими опасность. Он также являлся “центром сегрегации” для нелояльных и предназначенных для депортации в Японию граждан.

"Военное управление перемещений", созданное указом Рузвельта 18 марта 1942 года, отвечало за перемещение и содержание интернированных. Его руководителем был назначен Милтон Эйзенхауэр, ранее работавший в министерстве сельского хозяйства. В течение 9 месяцев Военное управление перемещений открыло 10 лагерей в семи штатах, куда было перевезено более 100 тысяч японцев из “центров сбора”. Японцы, подавшие соответствующие заявления, не перевозились в “центры перемещения”, а отпускались при условии, что они будут жить за пределами “зоны выселения”.

Большинство лагерей было расположено на территории резерваций для индейцев. При этом обитатели резерваций не были предварительно поставлены в уведомление и не получили никаких компенсаций. Индейцы рассчитывали, что позднее они могут получить строения в свою собственность, однако в конце войны все здания были снесены или проданы правительством. Интернированные размещались в наскоро построенных бараках без водопровода и кухни. Члены одной семьи обычно проживали вместе. Лагеря были окружены колючей проволокой и охранялись вооруженными людьми. Известны случаи, когда охранники стреляли в пытавшихся выйти за пределы территории лагеря. Около четверти интернированных выехало из лагерей, чтобы жить и работать в других районах США.

Жертвы

От 110 000 до 120 000 лиц японского происхождения были подвержены интернированию, 2/3 из которых были гражданами США. Остальную треть составляли неграждане, которые подпадали под интернирование согласно закону “О враждебных иностранцах”; многие из этих “иностранцев-резидентов” жили в США уже долгие годы, но были лишены права получить гражданство специальными законами, которые запрещали давать американское гражданство азиатам.

Интернированные лица японского происхождения сначала направлялись в один из 17 “Гражданских сборных пунктов”, где большинство ожидало перевода в постоянные места заключения, которые еще только строились недавно созданным “Военным управлением по перемещению”. Некоторые прибывшие в сборные пункты не были направлены в лагеря, но были отпущены при условии, что они будут проживать вне запрещенных зон, пока приказ о выселении не будет изменен или отменен. Почти 120000 американцев японского происхождения и иммигрантов из Японии были выселены из своих домов в Калифорнии, западной части Орегона и Вашингтона и из южной Аризоны. Это было самой крупной насильственной депортацией в истории США.

Об условиях в лагерях говорить не приходится, они были спартанскими и античеловеческими. Многие просто погибали. Например, Центр для перемещенных лиц Харт Маунтен на северо-западе Вайоминга был лагерем, окруженным колючей проволокой, с общим туалетом, койками вместо кроватей и бюджетом в 45 центов на человека в день. Так как большинство интернированных было выселено из своих домов на западном побережье без заблаговременного уведомления и не ставилось в известность об окончательном местоназначении, многие не взяли одежду, подходящую для вайомингских зим, когда температура часто опускалась ниже −20 градусов Цельсия.

"Сиката га най"

В переводе с японского эта фраза означает "ничего не поделаешь". Все лагеря располагались на удаленных и пустынных территориях, далеко от населенных пунктов, и контролировались вооруженной охраной. Существуют документальные свидетельства того, что охранники стреляли в интернированных, которые пытались выйти за ограждения. Многие узники концлагерей, которые были тогда еще детьми, позднее опишут свои воспоминания в мемуарах "Прощай, Манзанар", в которых описывали, что старались показать свою лояльность, однако это было обманчивым впечатлением.

Несколько прояпонски настроенных групп образовалось в лагерях, особенно в городке Тьюл Лэйк. Когда был принят закон, позволяющий интернированным лицам отказаться от американского гражданства, 5589 так и сделали, 5461 из них жили в Тьюл Лэйк. Из тех, кто отказался от гражданства, 1327 были репатриированы в Японию, другие вступили в ряды Императорской армии Японии. Многие из них после войны были заклеймены за этот выбор сообществом американцев японского происхождения как предатели, хотя на тот момент они не могли знать, что с ними было бы, если бы они оставались американцами, а значит – заключенными в лагерях. Некоторых жертв призвали в ВС США.

Извинения от американских властей хоть и прозвучали, но все же тихо. Правительство США откупилось от своей вины, выплатив денежные компенсации жертвам "демократического холокоста" в размере 20 тысяч долларов. После распада СССР правительство выделило еще 0,5 миллиардов долларов. Так или иначе, но официальных извинений американцы и по сей день не принесли даже правительству Японии.

Критика интернирования

Критики интернирования утверждали, что оправдание его военной необходимостью безосновательно, и приводили в пример отсутствие последующих приговоров для американцев японского происхождения по обвинениям в шпионаже или саботаже.

Главные “архитекторы” интернирования, включая генерала ДеУитта и майора Карла Бендетсена, называли полное отсутствие актов саботажа “тревожным подтверждением того, что такие акты будут иметь место”.

Критики интернирования отмечают также, что у американцев японского происхождения, находящихся в Японии, не было никакого выбора кроме как быть призванными в японскую армию при том, что вернуться в США было невозможно, а Соединенные Штаты уже официально объявили всех людей японского происхождения “враждебными иностранцами”.

Еще одной причиной для сомнений в необходимости интернирования стал официальный доклад капитана-лейтенанта Кенета Рингла, офицера военно-морской разведки, которому было поручено оценить лояльность американцев японского происхождения. Капитан-лейтенант Ригл дал такую оценку в своем докладе вышестоящему командованию в 1941 году: “Более 90% второго поколения и 75 % самих иммигрантов полностью лояльны Соединенным Штатам”. Доклад же 1941 года, приготовленный по распоряжению президента Рузвельта специальным представителем Государственного Департамента, Кертисом Мэнсоном, пришел к заключению, что большинство этнических японцев и 90-98 % американцев японского происхождения были лояльны. В нем написано: “На побережье нет “японской проблемы” … Гораздо большая опасность на побережье исходит от коммунистов и профсоюзов, чем от японцев ”.

Дж. Эдгар Гувер, директор ФБР, тоже выступал против интернирования американцев японского происхождения. Опровергая сообщения генерала ДеУитта о нелояльности американцев японского происхождения, он послал генеральному прокурору Фрэнсису Бидлу служебную записку, в которой писал о нелояльности японо-американцев: “Каждая жалоба по этому вопросу была расследована, но ни в одном из случаев не было получено информации, которая могла бы подтвердить обвинения”. Хотя Гувера не посвящали в перехваченные по программе Мэджик сообщения, он иногда получал краткие обзоры.

Генерал Де Уитт и полковник Бендетсен не включили эту информацию в свой “Окончательный доклад: эвакуация японцев с западного побережья в 1942 году”, который был написан в апреле 1943, как раз в то время, когда Де Уитт боролся против приказа о том, чтобы солдат, принадлежащих ко второму поколению японских иммигрантов (военнослужащих саперной бригады 442-го полка и офицеров военной разведки), считать “лояльными” и разрешить посещать во время увольнений “зоны выселения”.

В 1980-х, когда была найдена копия "Окончательного доклада", американские суды сочли, что интернирование было неоправданным, а необходимость – надуманной и предвзятой. Можно сказать, что обоснование интернирования строилось на “сознательном искажении истории и преднамеренной лжи”.

Фото к статье: