Карлос Тевес: "Убийства и наркотики были частью моей повседневной жизни"

Игрок "Ювентуса" Карлос Тевес  дал интервью официальному сайту ФИФА, в котором рассказал о своем детстве и о том, как взросление в криминальном квартале Фуэрте Апаче влияет на жизнь людей.

У Карлоса Тевеса и Дарио Коронеля было много общего. Они родились в один год, выросли по соседству и, что неудивительно, разделили друг с другом страсть к футболу. "Вместе они динамит", – были единодушны те, кому повезло видеть, как эти двое взаимодействуют друг с другом и забивают на "раз-два" в юношеских командах таких клубов, как "Олл Бойс", "Санта Клара" и "Вилья Реал".

Они были настолько неразлучны, что часто проводили дни напролет в компании друг друга. Все изменилось, когда Кабаньяс, именно так прозвали Коронеля за внешнее сходство с игроком тогдашнего "Бока Хуниорс" Роберто Кабаньясом, отправился в юношескую команду "Велеса Сарсфилда". Тевеса с ним не пригласили, и какое-то время они провели порознь. Впрочем, в будущем к окончательному разрыву между друзьями привела растущая привязанность одного из ребят к уличным хулиганам. Забросив многообещающую карьеру в футболе, Коронель пошел по пути вооруженных ограблений и торговли наркотиками, а в 17 лет, будучи окруженным полицейскими, покончил жизнь самоубийством.

История Коронеля не редкость в Баррио Эхерсито де Лос Андес, более известном как Фуэрте Апаче, одном из наиболее неблагополучных пригородов Буэнос-Айреса. В этих каменных джунглях так же трагично и бесславно заканчивали жизни множество юнцов. Тевес, впрочем, был не из их числа.

Человек по прозвищу Эль Апач умудрился не поддаться на соблазны преступного мира и не попасть в плохую компанию, а сделать карьеру в профессиональном футболе. В настоящее время он радует фанатов "Ювентуса" в итальянской серии А. Но не забывает о своем прошлом. Празднуя голы, он отдает должное тем, кто, благодаря тяжелой работе и разного рода жертвам, умудряется выбраться из сложных жизненных обстоятельств.

В эксклюзивном интервью официальному сайту ФИФА игрок рассказал о своих корнях, историях своего детства и многом другом.

– Карлос, вам довелось пожить в различных городах по всему миру. Как вам нравится Турин?

– После восьми лет в Манчестере в Турине меня приняли очень тепло. Здесь очень дружелюбные люди, в отличие от других областей Италии, например, Рима или Неаполя, где страсти кипят сильнее. Мне очень нравится здешняя жизнь. К ней очень просто приспособиться. Не в последнюю очередь, и из-за языка, который я понимаю лучше. В Англии мне было слишком тяжело.

– Вы скучаете по Аргентине?

– Да, конечно. Очень скучаю по друзьям и семье. Так было с самого начала. К счастью, у меня всегда кто-нибудь гостит, и я практически никогда не бываю один. Старые друзья всегда были со мной, где бы я ни находился. Представьте моих приятелей из Фуэрте Апаче в Англии! У меня есть бессчетное количество историй про них. Каждый раз, когда мы куда-нибудь выходили, с нами приключалось что-нибудь забавное, обычно связанное с языковым барьером. И всегда было очень весело.

– Людям, выросшим в другом мире – в Европе, например, – сложно представить, что являет собой  Фуэрте Апаче. Как бы вы его описали?

– Сложно ждать от людей понимания того, как там протекает жизнь, если они не проходили через то же, что и я и другие люди, жившие по соседству. Поэтому можно напридумывать всякого. Просто нельзя влезть в голову другому человеку и заявить: "Послушайте, в моей жизни были непростые времена". Невозможно объяснить все, чему меня научила улица. А это достаточно много.

– Есть ли что-то одно, что особенно повлияло на ваше детство?

– Все мое детство было трудным. Речь идет не о каком-то единичном случае. Я жил в таком месте, где наркотики и убийства были частью повседневной жизни. Сталкиваясь с различными вещами даже в самом юном возрасте, быстро взрослеешь. Это, думаю, дает возможность каждому выбирать свой собственный путь, а не просто следовать по тому, по которому уже прошел кто-то до тебя. Я пошел своей дорогой. Я никогда не опускался до наркотиков и убийств. И я счастлив, что смог сделать правильный выбор.

– Часто говорится о том, что ваш друг детства Дарио Коронель был так же талантлив, как вы, но ему не так повезло с выбором. Это правда?

– Не думаю, что стоит говорить о том, что ему не повезло с тем, какой выбор он сделал. Как я уже сказал, каждый решает сам, чем ему заниматься. У него было все, чтобы добиться успеха, но он пошел по другому пути – криминала и наркотиков. И, в конце концов, это привело к тому, что его уже нет с нами. Я убежден, что всю жизнь человек сам определяет, куда ему двигаться. А он – и это никак не связано с везением – выбрал самый простой вариант.

– Вы часто думаете о нем?

– Он был моим лучшим другом. Мы проводили вместе по 24 часа в сутки, даже несмотря на то, что потом играли в разных клубах. Но мы всегда были вместе, днями напролет.

– Похоже, что дети, выросшие в бедных кварталах, получают некое клеймо. Даже в СМИ. В Аргентине таких мест немало – Фуэрте Апаче, Сьюдад Окулта или Вилья Карлос Гардель. Как человек родом оттуда, что вы думаете об этом?

– Не думаю, что подобное отношение ограничивается журналистами. Все думают именно так. Если ребенок в капюшоне проходит где-то, где только что было совершено ограбление, все винят его – таков менталитет в современной Аргентине. Люди живут в страхе. Раньше у преступников были хоть какие-то принципы: например, они ограбят тебя, но отпустят. Сейчас все они на наркотиках – ты отдашь им все, что есть, а они все равно убьют тебя. У молодежи сейчас нет тех ценностей, которые еще помню я. Раньше подростки, рискуя своей головой, крали что-нибудь, а потом шли домой. Сейчас же все они принимают наркотики, и именно поэтому идут красть. И все равно они рискуют. В нынешние времена они думают только о себе, но никак не о жизнях других людей.

– Но у ваших кварталов есть и другая сторона. Например, люди, которым хочется посвящать свои голы. Что нужно сделать, чтобы попытаться изменить негативное впечатление от этих мест?

– Надо показывать людей, которые знают, что в Фуэрте Апаче и в Сьюдад Окулта есть и хорошие дети, как и в любом другом аргентинском городе. Не все люди плохие. Я смог выбраться оттуда, есть и другие, которые справились с ситуацией. Никому не было легко. Я бы даже сказал, выбраться оттуда было невероятно сложно. Но, как я часто говорю, судьба каждого человека в его собственных руках. Нужно доказывать людям, что не все мы одинаковые.

– Это правда, что вы думали обо всем этом, настраивая себя на четвертьфинал чемпионата мира-2006, глядя на улицы Берлина по дороге на "Олимпиаштадион"?

– Да, это правда. Мы ехали на стадион, и хотя я всегда в такие моменты пребываю в рефлексивном настроении, в этот раз все было по-другому. Подобного со мной не случалось никогда до этого и ни разу не повторялось после. Я внезапно почувствовал себя полным энергии и сказал себе: "Сегодня ты должен отдать на поле всего себя, потому что ты родом из того места, откуда очень сложно выбраться". Я вспоминал о том, как детьми мы играли мячами, сделанными из тряпок, и всякие подобные вещи. Ко мне просто пришли такие мысли. Вот что было у меня в голове.

– Это детство, проведенное в таком окружении, сделало вас таким игроком и бойцом, каким вы являетесь сегодня?

– Не знаю, есть ли здесь связь. Я всегда играл по-своему или, по крайней мере, пытался. Я говорю, что раньше возился с мячом, а теперь играю в футбол. И это совсем другое дело. Не могу сказать, повлияли ли обстоятельства моей жизни на то, каким игроком я стал. Вполне возможно.

– А что вам больше нравится – играть в футбол или гонять мяч?

– Конечно, веселее просто гонять мяч. Играть в футбол – моя работа. Когда гоняешь мяч с друзьями ради удовольствия, не испытываешь никакого давления. Когда же играешь в футбол профессионально, то знаешь, что стоит на кону в каждом конкретном матче, будь то деньги, твои партнеры по команде или чувства болельщиков. Со всем этим связано огромное давление.

– Вы носите майку с 10-м номером, в которой раньше выступали легенды "Ювентуса" Мишель Платини и Алессандро Дель Пьеро. Не давит?

– Лично я ничего такого не ощущаю. Хотя это важно для меня, стараюсь не перегружать себя дополнительным давлением, надевая футболку, которую до меня носили многие кумиры "Юве". С самого начала я не прессинговал себя важностью 10-го номера. Иначе можно сойти с ума и напрочь лишиться возможности  достойно выполнять свою работу.

– В конце мы бы хотели спросить о Кубке Америки. В прошлом вам не очень-то везло на этом турнире – Аргентина проиграла два финала Бразилии в 2004 и 2007 годах, а потом вы не забили пенальти,  что стало решающим в матче с Уругваем в 2011-м. Все еще корите себя?

– Да, это действительно гложет нынешнее поколение игроков. Мы все знаем, что было бы здорово завоевать трофей с национальной командой. Он ускользает от нас на протяжении многих лет. Так что это, можно сказать, незаконченное дело. Новый розыгрыш этого турнира не за горами, и мы должны подготовиться наилучшим образом, чтобы показать максимум того, на что способны.

Фото к статье: