Неожиданное письмо на день святого Валентина

Открытое письмо девушке, которая вышла замуж за папу моего сына

Я не ненавижу тебя.

Но есть некоторые вещи, которые ты должна знать.

Первый раз я услышал твое имя во время ужина с вином и кальмарами в небольшом баре Нью-Йорка. 

Это было наше первое свидание с мужчиной, который мог бы стать отцом моего сына – в то время с твоим бывшим бойфрендом. Мы наслаждались всеми прелестями этого первого свидания: без умолку болтали о наших семьях, о любимой еде и карьерных достижениях.

Мы никогда больше не говорили о тебе после этого.

Он приглашал меня на интереснейшие и содержательные свидания. Одним из них (я всегда буду это помнить) была поездка к знаменитым Books of Wonder в Нью-Йорке. Мы шныряли между рядами детских красочных книжек, сидели вместе на полу, прислонившись спинами к стене, и рассматривали картинки. А потом был пирог и кофе в уютном кафе.

Это был вихрь. Он пригласил меня к себе на работу, на праздничную вечеринку. Мы поехали на метро к Верхнему Ист-Сайду и смешались с его сотрудниками в шумной компании. Мы выпили много шампанского.

В ту ночь мы зачали нашего сына. 

Когда мы узнали, что я беременна, пришло время поговорить о будущем. Мы были в шоке – счастливые, растерянные и перепуганные. Первые месяцы, да и почти всю беременность, у меня были серьезные гормональные колебания. Тем не менее, я сделала глубокий вдох и мы ... начали выбирать детские имена.

Ему нравились Уильям, Дилан и Хлоя. Мне были по душе Джек и Миа. Но Дилан тоже было приятное имя для девочки. Но мы выбрали Джека и Уильяма. Помню, он сказал мне: "Мия звучит, как кличка футбольного игрока". 

Эти милые моменты сейчас далеко от нас. Чувства разбились на обоих концах. Мы много спорили о том, где будем жить, как будем платить за детский сад. В какой-то момент он убегал домой "чтобы поработать", и я всегда гадала: пошел ли он на встречу с тобой?

В те первые недели моей беременности я была уверена, что его просто сразила новость о том, что ему придется скоро стать отцом и принимать решения за всех нас. Я чувствовала, что он отдаляется от меня. Всего несколько недель назад я была в восторге от жизни, жила в Нью-Йорке с любимым – и вдруг все изменилось.

Я представляю, когда ты узнала, что я беременна – жизнь для вас тоже изменилась. Я знаю, что он всегда был твоей большой любовью. Вы  никогда не хотели, чтобы я была где-то поблизости. Сколько раз вы, ребята, жалели, что расстались тогда? Желали, чтобы он никогда не переезжал в Нью-Йорк, и меня никогда не было в его жизни?

Иногда я задаю себе простой вопрос: что было бы, если бы я не пошла в тот бар  в ту ночь с моими подругами? Мы бы никогда с ним не встретились. Но я рада, что мы встретились. У меня есть самый лучший сын в мире!

Ты знаешь остальную часть истории. Все развалилось, он покинул Нью-Йорк и поехал обратно к тебе. Лучший способ объяснить, что произошло дальше, просто ... туннельное зрение. Ты видишь свет в конце туннеля, но ничего не видишь вокруг. Я не могла убежать. У меня была 12-недельная беременность, и на моем комоде стояло фото после ультрасонографии. Как мать матери: ты знаешь, как это удивительно видеть, что маленькая тень в мерцающем свете – это твой ребенок, и у него в реальной жизни  уже бьется сердце.

Где-то около месяца после того, как он выехал из Нью-Йорка, я увидела онлайн, ребята, вашу фотографию с какого-то ужина или события. Я не могла поверить, как быстро вы оказались вместе, обнимая друг друга. Мне было очень больно, и я хотела уехать домой, в Нью-Джерси. Потом я перестала следить за вами в Интернете. Это было слишком тяжело. 

Несколько месяцев спустя у нас родился сын. Я говорила с твоим мужем по телефону,  а наш ребенок лежал рядом со мной ... Я не могу вспомнить, о чем мы говорили. Он спросил, все ли хорошо со мной.

Я решила узнать о вашей жизни еще до того, как нашему сыну исполнился годик, и прочитала историю о предложении руки и сердца. Ваша помолвка была запечатлена на великолепных фотографиях. Ваши обручальные кольца были изысканными и дорогими. И, после того как я увидела фото, где он держит тебя на руках, я подумала: хоть иногда говорите ли вы, он и ты, о моем сыне? Как он вписывается в вашу жизнь сейчас? Кто он тебе – пасынок?

Все остальное можно было узнать на Интернете. Я видела ваши свадебные фотографии и ваш медовый месяц в Европе, где каждый гость мог купить вам бутылку шампанского или прогулку на гондоле. Затем следовала твоя беременность и новорожденный (вы все это выкладывали в Интернете, а мне было интересно).

Его жизнь до меня была красиво бесшабашна, без трагедий и икоты. Он проехал  через меня к тебе очень легко и быстро (так мне, по крайней мере, казалось). Я обижалась на него за это. И я думала о том,  что ты чувствуешь, идя под венец с человеком, который оставил своего сына. Разве тебе было не интересно, как у меня дела?

Моему сыну теперь семь лет и твой муж никогда не встречался с ним, не говорил по скайпу или по телефону. Хотела бы ты, чтобы он встретился со своим сыном? Хотела ли бы ты увидеть его?

Мой сын спрашивает о своем отце и знает все о нем. Я говорю своему маленькому кареглазому мальчику: “Ты бегаешь быстро, как твой отец. У тебя такие же длинные ноги, как у твоего отца. У тебя небольшие морщинки вокруг глаз, когда ты смеешься, как у твоего отца”. Он знает о тебе, милой даме, на которой его отец женился и о его сводных брате и сестре.

Иногда его устраивают наши короткие разговоры о вас. Иногда он спрашивает, когда мы едим пиццу в ресторане: "Любит ли мой папа пиццу?" И я говорю: "Да". Говорю только потому, что мы вместе ели пиццу в Нью-Йорке. 

Ты когда-нибудь думала о моем сыне или говорила о нем со своим мужем? Что будет значить его поведение для ваших детей, когда они узнают, что у них есть наполовину брат и что их отец НИКОГДА даже не видел его? 

Мне интересно узнать об этом.

Какой будет их встреча? Будет ли она случайной? Может мальчики окажутся в одном колледже? Будут ли они друзьями на фейсбуке? Может мой супербыстрый малыш, когда ему исполнится восемнадцать, просто запрыгнет в самолет и постучится в вашу дверь? Придет ли то время, когда он будет сидеть за вашим обеденным столом? Или пить пиво с вашим мужем? Обнимемся ли мы в неловком приветствии когда-нибудь? 

Семь лет прошло... Может, пройдет десятилетие, а мы так и не увидимся?

Вы ничего не сделали для меня. Я даже не чувствую, что твой муж хотел что-то сделать. Но, ты являешься частью этого треугольника тоже. Одну вещь я помню, что сказала твоему мужу когда-то по телефону: "Я не собираюсь тебя забывать или отодвигать память о тебе на глухие задворки. Я вижу твое лицо в нашем прекрасном, умном и глупеньком ребенке каждый день". А потом я спросила его, как он будет себя чувствовать, если он никогда не сможет забыть меня ... Но он не смог ответить на этот вопрос.  

Я взяла своего сына на Books of Wonder в Нью-Йорк. Это было тем, что я должна была сделать. Мы шныряли вокруг книжных полок и его маленькие ножки топтались на том же месте, где когда-то стоял его отец со мной (морщины времени). А потом мы сидели в кафе у окна и ели пирог.

Все повторяется. Потому что мы никогда не можем уйти от реальности – мы только можем принять ее.

Автор: 
Christine Coppa
Фото к статье: