Самые жестокие женщины мира

Омолаживающие ванночки

Графиня Елизавета Батори вот уже долгое время по праву считается кошмаром Трансильвании. Дамочке удалось перещеголять даже самого графа Дракулу. Чем же прославилась маленькая гарпия?

Началось все достаточно прозаично. Пытаясь усладить свою кровожадную душеньку, Елизавета тиранила своих служанок: снимала кожу, выдирала волосы, морила челядь голодом, а потом заставляла их есть человеческое мясо. Ей ничего не стоило облить крестьянок кипящим маслом, переломать им кости, отрезать уши и губы.

Шли годы. Елизавету стала мучить мысль о наступающей старости; дабы сохранить остатки былой привлекательности, она обращается к «народной медицине». Графиня узнала рецепт чудодейственных ванночек, которые должны были вернуть ей молодость. Ощутив вкус крови, Елизавета уже не могла остановиться. Одним из ближайших приспешников графини был уродливый горбун Янош. Именно он отбирал для своей госпожи подходящих девушек и подвергал их страшным пыткам. После чего кровь измученных юных дев стекала прямо в ванну, в которой нежилась стареющая графиня. Однако несмотря на все ухищрения Елизавета оставалась недовольна результатом. Отчаявшись, графиня стала искать альтернативные способы омолаживания. На этот раз ей посоветовали использовать кровь благородных девиц, и Елизавета вдохновилась новой задумкой.

Батори устроила пир, на который были созваны знатные дамы. В конце празднества графиня приказала запереть двери и не выпускать жертв из замка. Девушки молили Елизавету о пощаде, но та только наслаждалась происходящим. В этот день она перебила 60 юных особ благородного происхождения. Однако на сей раз графиня не рассчитала свои возможности.

В отличие от безродных крестьянок, пропажа знатных девиц не осталась без внимания.

Слухи о зверствах в замке Батори докатились до двора Габсбургов. Именно тогда последовал приказ расследовать дело Елизаветы. Когда уполномоченные лица ворвались в имение графини, то перед ними предстала картина, полностью компрометирующая Елизавету. В подвале она пытала очередную жертву.

Во время судебного процесса Елизавету Батори, ожидающую приговора, заперли в Чахтицком замке.

Однако судить графиню никто и не собирался, как только слухи поутихли, дело было приостановлено. Всех слуг, причастных к преступлениям кровожадной графини, казнили. Преданный горбун Янош был казнен самым изощренным способом, сначала ему отрубили голову, затем сожгли бездыханное тело. Елизавета же, не зная бед и тревог, три с половиной года провела в подвале собственного замка, опекаемая заботливой челядью. Умерла кровожадная дамочка своей смертью в пятьдесят четыре года. За двадцать пять лет Елизавета сжила со свету 650 юных дев, однако многие исследователи считают, что число жертв сильно преуменьшено.

Мыть полы надо с чувством, с толком, с расстановкой

Как говорится, у каждой бабы свои причуды. Однако таких тараканов, как у Салтычихи, еще поискать.

Бабенка, как оказалось, была просто помешана на чистоте. Обычно в состояние крайнего возбуждения Дарью Николаевну приводило не что иное, как мытье полов. Естественно намывала горницу не сама барыня, а ее крепостные. Вот за этим зрелищем и любила наблюдать Салтычиха. Боже упаси, если служанка скребла полы не на совесть, одно пятнышко или пылинка могли стоить бедняжке жизни. Тиранила барыня всех без исключения, но особенно страдали девушки на выданье.

Дарья Николаевна овдовела довольна рано, в двадцать шесть, именно в этом возрасте и проявились ее маниакальные наклонности. Коли сама осталась без мужа, так и другим девкам счастья не видать — такой позиции придерживалась Салтычиха. Крепостных ребятишек тоже ждала незавидная доля.

Однажды, замучив до смерти очередную крестьянку, Дарья Николаевна решила потешить свою душеньку новой причудой. На тело крепостной барыня приказала уложить грудного ребенка убитой. Младенец умер от холода прямо на теле матери.

Еще одной излюбленной потехой для Салтычихи было так называемое купание в пруду. Звучит безобидно, если бы не одно «но». Видите ли, в воду девушек загоняли зимой, и стояли они в пруду по несколько часов, выжить после таких купаний представляется маловероятным. Над крепостными мужиками Дарья Николаевна издевалась другими методами. Так, своего кучера она женила три раза и всех трех жен сжила со свету, дескать, пусть мужик погорюет. Долгое время жалобы крестьян на самосуд Салтычихи ни к чему не приводили, так как та умело подкупала всех чиновников. И только в 1762 году крепостным мужикам, тем самым, жен которых свела в могилу душегубка Дарья, удалось передать жалобу императрице. Несмотря на принадлежность к знатному роду Салтычиха предстала перед судом как обычная подданная. Заметим, что число убитых барыней крепостных разнится от тридцати восьми до ста сорока семи. По итогам суда первоначальным приговором императрицы была казнь, но позже милостивая государыня заменила ее на пожизненное заключение.

Остаток своих дней Дарья Николаевна провела в пристенке Ивановского монастыря. Тридцать три года она находилась в заточении в крошечной камере-келье. Однако ходили слухи о том, что барыня, находясь в забвении, завела роман с одним из надзирателей и даже родила ему сына. Умерла Салтычиха в возрасте семидесяти одного года, но даже на смертном одре она не признала свою вину в смерти ни в чем не повинных людей.

Черная вдова всему голова

Дамочку, о которой речь пойдет далее, не кривя душой можно назвать довольно прагматичной особой.

Итак, бронзу за кровожадность получает Белль Ганнесс. Убивала маньячка ради наживы и удовлетворения собственных маниакальных потребностей. У женщины не осталось ничего святого, для того, чтобы получить страховку, она отравила собственных дочерей. Следующей жертвой стал муж Белль, который умер при странных обстоятельствах, отравившись таблетками. Получив деньжата, «убитая горем вдова» приобретает прелестную ферму. Столь прибыльное дельце пришлось Ганнесс по вкусу.

Дальше — больше, Белль поставила свой промысел на поток. С помощью объявлений она находила себе потенциальных женихов. Знакомясь с обаятельной дамой, бедняги и не подозревали, что их ожидает. Ей с легкостью удавалось заманить мужчин в свою постель, после чего поверженные Амуром ухажеры спешили узаконить с Белль отношения. Гиннесс похоронила 42 мужа и накопила более четверти миллионов долларов, что позволяло ей доживать свой век не зная нужды. Однако жизнь черной вдовы оборвалась при таинственных обстоятельствах. Тело Ганнесс было найдено в лесу обезглавленным и сожженным. Однако принадлежность останков к маньячке до сих пор не доказана, так как теста ДНК оказалось недостаточно для установления личности погибшей. Может быть, «черная вдова» успешно скрылась и прожила остаток жизни, растрачивая накопленные богатства, но, увы, этого мы уже не узнаем.

Абажур из человеческой кожи

Самая жестокая женщина Рейха Ирма Грезе начала свой взлет практически с младых ногтей. В свои девятнадцать лет она становится старшей надзирательницей в лагере Биркенау.

Несмотря на столь юный возраст, девчушка не гнушалась телесными наказаниями и с садистским рвением издевалась над заключенными, избивая их дубинкой, плетью, натравляя на несчастных голодных собак. Особое удовольствие Ирма получала, присутствуя при медицинских «экспериментах», в наибольший экстаз ее приводила операция по удалению молочных желез у осужденных. Нередко маленькая надзирательница отбирала среди заключенных нескольких жертв обоих полов для своих сексуальных увеселений, ходили слухи, что в ее оргиях также принимали участие комендант Йозеф Крамер и врач Йозеф Менгеле. Грезе лично выбирала людей для газовой камеры, тем самым подписывая заключенным смертный приговор. Однажды светловолосый дьявол Ирма заказала себе абажур из человеческой кожи. Дьявольский каприз этой «милой» дамочки был исполнен.

В 1945 году юная садистка попала в плен к английским войскам и впоследствии была приговорена к повешению. Взойдя на эшафот Ирма, произнесла всего одну фразу — увы, не слова сожаления. Она обратилась к палачу со словами: «Быстрее кончай с этим». Желание дамы — закон.

Ловкость рук и никакого мошенничества

Что делать, если твой муж — комендант лагеря? Естественно, идти в надзирательницы. Ведь как чудесно тиранить и мучить заключенных вместе, что может быть романтичнее. Видимо, именно этими соображениями руководствовалась наша следующая кровавая леди Ильза Кох.

Особа обожала рукоделие и славилась ловкостью рук. Вот только использовала для своих поделок не привычные всем женщинам материалы, а самую настоящую кожу заключенных. Если у мужчин в лагере были татуировки, они непременно попадали к Ильзе домой, но, увы, чисто в бытовом смысле этого слова. Татуированные участки кожи рукодельница Кох использовала для пошивки скатертей, перчаток и даже кружевного нижнего белья. Дамочка делилась советами по столь тонкой работе с другими надзирательницами — невиданная женская дружба.

В отличие от своей исторической «подружки» Ирмы Грезе, Ильзе смертная казнь не грозила. В 1951 году «Бухенвальдскую суку», как окрестили ее еще в концлагере, посадили в тюрьму, а итогом должно было стать пожизненное заключение. Однако спустя шестнадцать лет, проведенных за решеткой, Ильза была найдена повешенной в собственной камере. Видимо, смена роли пришлась «рукодельнице» не по вкусу, либо скука из-за отсутствия любимого ремесла доконала ее.

Источник: http://www.trud.ru

Фото к статье: