Третья иракская война?

США собирается на войну. Конгресс уходит на перерыв.

Члены Конгресса, очевидно, достигли двухпартийного консенсуса в одном ключевом вопросе: они не будут рисковать и обсуждать предложение президента Барака Обамы о начале военной кампании против исламского государства. В крайнем случае, пока. До выборов 4 ноября.

Напомним, что Обама в своем выступлении по телевидению заявил, что США начинают воздушную кампанию не только в Ираке, но и Сирии. Слова президента Обамы и его помощников в Белом доме подкрепляются бомбардировками, которые сейчас проходят в Ираке. За день до начала “похода” президента Обамы, военно-воздушные силы США разбомбили соединения ИГ недалеко от иракской столицы Багдад.

США начали воздушную войну против ИГ в прошлом месяце (8 августа). Тогда целью этой кампании было защитить американский персонал  и гуманитарные организации в Ираке. 20 сентября Обама заявил, что начнутся новые воздушные удары. На сей раз для того, чтобы помочь Ираку отбить наступление исламских джихадистов.

Джастин Раймондо (Justin Raimondo)

Летом 2009 года, когда вывод американских войск из Ирака называли еще одной великой победой администрации Обамы, мы написали в одной из своих статей следующее:

“Был ли вывод войск из Ирака еще одним предвыборным обещанием, которое давалось лишь для того, чтобы потом быть нарушенным – подобным обещаниям Обамы в вопросах права правительства на секретность своих действий и других вопросах, касающихся гражданских свобод? Пока деятельность президента свидетельствует о том, что ответ на этот вопрос, скорее всего, будет отрицательным. 

Эта администрация самопровозглашенных “прагматиков” с легкостью обходится без принципов и обещаний, когда это удобно. Но уходить из Ирака в тот самый момент, когда мы пытаемся усилить давление на нашего нового противника в регионе, на Иран, определенно неудобно”.

В то время все это, возможно, казалось некоторой натяжкой: в конце концов, президент стал кандидатом от Демократической партии на выборах и одержал на них победу в основном благодаря своему обещанию вывести наши войска из Ирака. К тому моменту страна была более чем готова развязаться с Ираком.

Кто же мог подумать, что Америка может вернуться в Ирак? В принципе, об этом мог догадаться любой человек, обладающий мозгами. Но, к сожалению, такое редко случается с высокопоставленными американскими политиками и мнимыми “экспертами” в Вашингтоне.

Война в регионе, которая, как многие из нас предсказывали, должна была стать неизбежным результатом нашего вторжения в Ирак, теперь стремительно надвигается. Неожиданно для всех из лона “Аль-Каиды” загадочным образом возникла хорошо вооруженная группировка “Исламское государство Ирака и Леванта” или ISIS, подобно мусульманской Минерве, родившейся из головы Аллаха. Теперь, когда боевики ISIS захватили второй крупнейший город Ирака Мосул, численность населения которого составляет 2 миллиона человек, эта группировка фактически взяла в свои руки контроль над западной третью страны. И она продолжает свое движение на восток, захватив Тикрит и направляясь к Кербале и Наджефу, местам, где находятся священные гробницы шиитов, которые суннитские боевики ISIS намереваются уничтожить.

Премьер-министр страны Нури аль-Малики (Nouri al-Maliki) просит Белый дом нанести воздушные удары. Обама отвечает, что он “рассматривает все возможные варианты”, в том числе, как мы можем предположить, и ввод американских войск. Джон МакКейн (John McCain) уже потребовал этого, и призывы Партии войны в настоящее время становятся все громче: они заявляют, что Обама должен “что-то сделать”. Иракская “армия”, на подготовку которой мы потратили миллиарды долларов, оказалась бессильной: узнавая о приближении боевиков ISIS, многие военнослужащие попросту бросают форму и оружие и спасаются бегством. Кто остановит группировку ISIS в ее стремлении завоевать главный приз – Багдад?

Ответ на этот вопрос – Иран. Тегеран уже ответил на просьбы Малики о военном вмешательстве: элитные силы Кудс уже занимают позиции в Ираке, в том числе в Тикрите, где они, по некоторым сообщениям, пытаются отвоевать провинцию у боевиков по поручению иракского правительства. Они также заняли позиции в Кербале и Наджефе, охраняя эти два символа власти шиитов. 

Когда США вторглись в Ирак и свергли светский баасистский режим, Вашингтон с успехом вручил страну иранцам. В действительности, Ахмед Чалаби (Ahmed Chalabi) и другие “герои по ошибке” – которые вместе с его неоконсервативными спонсорами обманом втянули нас в войну – оказались агентами Ирана: помните американские налеты на различные огороженные территории в Ираке? Тегеран стал главным бенефициарием войны неоконсерваторов, и теперь они намереваются потребовать свой приз – прежде чем ISIS вырвет его из их рук.

Все это предвещает гигантский вихрь региональных конфликтов, внутри которого все религиозные и политические партии Ближнего Востока окажутся втянутыми в войну всех против всех. Вторая фаза Иракской войны уже началась: вопрос заключается лишь в том, какую роль в ней сыграют США.

Как я писал в 2009 году, в Соглашении о статусе вооруженных сил, которое мы подписали с правительством Малики, есть масса лазеек, которыми можно будет в любой момент воспользоваться, чтобы снова отправить наших военных в Ирак. Ниже приведена одна из них:

“В случае если возникнет внешняя или внутренняя угроза против Ирака или агрессия в отношении него нарушит его суверенитет, политическую стабильность, единство наземных, морских или воздушный территорий, или будет угрожать его демократической системе или избранным органам власти, после запроса со стороны иракского правительства две стороны немедленно начнут стратегические переговоры, и, в соответствии с достигнутым ими соглашением, США предпримут надлежащие меры дипломатического, экономического, военного и другого характера, необходимые для предотвращения этой угрозы”.

Я уже слышу, как сторонники Обамы оправдывают повторный ввод американских войск, ссылаясь на наши “обязательства по договору”. В данный момент неважно, будет ли это вмешательство включать в себя удары беспилотников, какую-либо авиационную поддержку или даже ввод наших солдат в Ирак, поскольку, если Вашингтон решит взять на себя ответственность за возвращение Мосула, ввод американских солдат на территорию Ирака станет неизбежным.

В любом случае нам стоит обратить внимание на теорию, которую я называю “либертарианским реализмом” – идея о том, что внешнюю политику страны определяют скорее внутренние политические факторы, чем объективные соображения – чтобы спрогнозировать возможный исход текущего “кризиса”. Вместо того чтобы укрываться от обвинений в том, что он и его партия “проиграли Ирак” и что тысячи американцев погибли и получили страшные увечья в той войне совершенно напрасно, президент поведет нас по направлению к повторному масштабному вмешательству. И если его место в Овальном кабинете займет Хиллари Клинтон, которая поддерживала эту войну, размах американского вмешательства скоро обернется для нас конфронтацией с Ираном.

Именно в этом и заключалась цель Партии войны еще задолго до вторжения США в Ирак, и сегодня мы уже приблизились к концу этого долгого и кровавого пути.

В условиях рационального мира повторение войны в Ираке было бы просто немыслимым, но в том мире, в котором мы живем, оно вполне возможно. Если бы у нас была сколько-нибудь разумная внешняя политика, мы объединились бы с Ираном ради поддержания мира в регионе: у Ирана есть гораздо больше средств, чтобы уничтожить ISIS. Однако в нашем мире это попросту невозможно: Вашингтон и Тегеран разделяет огромная пропасть. На самом деле текущий кризис может означать конец переговоров по вопросу иранской ядерной программы.

Та тупиковая ситуация, в которой мы сейчас оказались, является полностью результатом наших собственных действий: до вторжения американских войск в Ирак в этой стране не было “Аль-Каиды”, несмотря на все нелепые попытки администрации Буша выставить Саддама Хусейна виновником терактов 11 сентября. Те репрессии, которые проводил установленный нами режим, способствовали росту поддержки ISIS в гораздо большей степени, чем любой другой фактор. Наши попытки свергнуть сирийский баасистский режим предоставили ISIS и другим радикальным исламистским группировкам пространство – и средства – для создания их “халифата” на севере Сирии и в Ираке, где боевики ISIS недавно разрушили пограничные посты. Интересно, какая часть американского оружия, выделенного “умеренным” исламистам попала в руки к боевикам ISIS и их союзникам.

Нынешние волнения в Ираке имеют на себе отметку “Сделано в Вашингтоне”. Но еще не все политики Вашингтона сошли с ума, и об этом свидетельствуют попытки представителей обеих партий аннулировать Разрешение на применение военной силы в Ираке. Эти попытки, за которыми стоят республиканец Рэнд Пол (Rand Paul), демократ Рон Уайден (Ron Wyden) и демократ Кирстен Джиллибрэнд (Kirsten Gillibrand), находят широкую поддержку в политических кругах, в том числе со стороны таких консервативных республиканцев, как Майк Ли (Mike Lee).

Если эти политики добьются успеха, это станет серьезным препятствием на пути к началу третьей войны в Ираке. В конце концов, как можно настаивать на продолжении войны в тот самый момент, когда уже одобрено ее официальное окончание?

В прошлый раз, когда Партия войны попыталась обмануть общественность – когда распространились слухи о предполагаемой гуманитарной катастрофе в Сирии и когда Обама был готов нанести удар по режиму Башара аль-Асада и стереть его с лица земли – американский народ поднялся и положил этому конец. Можно предположить, что новая волна возмущения может подняться и сейчас, в случае текущего, “сделанного в Вашингтоне” кризиса.

Это единственный фактор, который удерживает администрацию Обамы под контролем: страх перед политическими последствиями. Именно поэтому мы должны не ослаблять давление, а решительно настаивать на внешней политике, основанной на принципах невмешательства.

7 фактов об Иракской войне

19 марта 2003 года ударом американских ВВС по правительственным зданиям в Багдаде началась Иракская война. Демонстрация силы США, миллиардные расходы, тысячи жертв. Начатая под фиктивным предлогом, война шла почти 10 лет.

Гипотетическое оружие

Военная агрессия США и Великобритании объяснялась поиском на территории Ирака лабораторий по производству оружия массового поражения. То, что Хуссейн отрицал ведение подобных разработок, во внимание решили не принимать. Бывший главный инспектор ООН по вооружениям Ханс Бликс утверждал, что ООН представили США доклад об отсутствии оружия массового поражения в Ираке, но тогдашний глава пентагона Дональд Рамсфелд проявил великолепное знание риторики и ответил: "Отсутствие доказательства – это не доказательство отсутствия". Тот же Рамсфелд показывал на Совете безопасности ООН фотографии, снятые спутником, на которых якобы были показаны перемещения грузовиков со смертельным оружием. Экспертами были проверены и эти данные, но и они не нашли подтверждения. Когда Ханс Бликс сказал об этом Канадализе Райс, она заявила: "Мы здесь разбираемся не с разведкой, а с Ираком". Оружие так и не было найдено.

Иракские ценности

Силы союзников в Ираке ставили свои лагеря не в случайных местах. Американская военная база Calp Alpha была, например, размещена прямо на раскопках Вавилона. Солдаты брали себе в качестве сувениров бесценные артефакты, военными были разграблены багдадские музеи, ценности вывозили колоннами, а у самих солдат были подробные схемы музеев и спецтехника для проникновения в хранилища. По оценке Министерства туризма и древностей Ирака, в 2003-2004 годах из страны было вывезено 130 тысяч культурно-исторических ценностей. Вернуть пока удалось около 10%. Весной прошлого года в американском Корнельском университете было обнаружено 10 тысяч иракских артефактов периода Вавилона и Шумера.

Тактика войны

В Иракской войне США применили новые для себя тактические схемы. В основе военных разработок сил коалиции было использование тесной спайки между авиацией и сухопутными силами. В отличие от Косово, где действия американской авиации не сопровождались сухопутной поддержкой, в Ираке сухопутные войска заставляли иракцев маневрировать и открываться под авиаудары. Кроме того, война в Ираке была войной нового типа, когда операции планировались на основании множества данных, полученных со спутников и самолетов разведки. По этой причине в Иракской войне были минимизированы потери техники и личного состава. Авиаудары войск коалиции были направлены на "ослепление" и "обезглавливание", то есть на уничтожение информационных каналов и точечное истребление руководства иракской армии. Эта тактика принесла свои плоды: большинство иракских ракет было выпущено даже без целеуказания, если же запуски проводились с учетом показаний радаров, то радары становились следующей главной целью. Надо также сказать, что хотя самолеты Ирака не поднимались в воздух, всю войну войска коалиции бомбили взлетно-посадочные полосы и аэродромы, чтобы не допустить прекращения монополии над воздушным пространством. Американская тактика приносила успехи. Благодаря поддержке авиации сухопутные войска смогли пройти меньше чем за 20 дней 500 километров (ценой 60 убитых) с 600 танками.

Частные армии

Иракская война стала первой войной, в которой "развернулись" частные армии мира. В первую очередь – американская частная армия Blackwater. Мировую известность ей принесли громкие скандалы. В 2007 году они расстреляли 17 мирных жителей Ирака, которые якобы препятствовали передвижению кортежа с американскими дипломатами. Примерно в это же время один из солдат Blackwater убил охранника вице-президента Ирака. В ходе следствия удалось установить, что Blackwater за период с 2005 года поучаствовали почти в двух сотнях перестрелок и, не задумываясь, открывали огонь на поражение, хотя имели право использовать оружие лишь с целью самообороны. Юридический статус частных армий до сих пор не утвержден. Они не подчиняются ни одному государству.

Нарушения прав

Иракская война началась с нарушения законов международного права, а продолжилась частыми нарушениями прав человека. Жестокость была как со стороны армии Ирака, так и со стороны сил коалиции и вооруженных повстанцев. Хотя перегибы наблюдались со всех сторон, особо отличались "гости". Использование белого фосфора, пытки и изнасилования, массовые расстрелы гражданского населения – все эти обвинения вменялись в вину коалиционным силам. Страшным местом стала тюрьма Абу-Грейб, где американские военнослужащие применяли к пленным иракцам пытки и снимали все это на фото и видеокамеры, что и стало стимулом к началу судебных расследований. С 2004 года по август 2007 года военный трибунал рассмотрел более 11 дел американских охранников, трое из них не получили тюремный срок. Характерно, что обвиняемые объясняли свое поведением приказами начальства и искренне отказывались видеть в своем поведении нарушение гуманитарных норм.

Провал?

Итоги Иракской войны для Америки, казалось бы, неутешительны. Заветное оружие так и не было найдено, к власти в Ираке пришли шииты, установившие сотруднические отношения с Ираном, США потратили миллиарды долларов без очевидной отдачи денег налогоплательщиков. Тем не менее, Иракскую войну нельзя назвать полностью провальной для США инициативой. Во-первых, несмотря на огромные вложения, на войне хорошо обогатились те, кто живет на бюджеты вооружения. Во-вторых, ввод войск в Ирак проявил бессилие Совета безопасности ООН предпринять на официальном уровне хоть какие-либо сдерживающие меры. Таким образом, войну в Ираке можно считать ударом по международному праву, проверкой эффективности его мер.

Потери Ирака

По подсчетам проекта Iraq Body Count, на декабрь 2011 года в Ираке погибло 162000 человек, из которых примерно 79 процентов – это гражданские лица. Осенью 2010 года WikiLeaks опубликовал около 400 тысяч документов, имеющих отношение к Иракской войне. Согласно им, потери мирного населения Ирака в ходе войны составили около 66 тысяч человек, потери боевиков – около 24 тысяч. Страшным последствием Иракской войны стало увеличение количества иракских детей с врожденными дефектами.

США собирается на войну. Конгресс уходит на перерыв.

Фото к статье: