Чикагская архитектура Фрэнка Ллойда Райта

Фрэнк Ллойд Райт (Frank Lloyd Wright 1869-1959) – американский архитектор и теоретик архитектуры. Райт выдвинул принцип органичной архитектуры – то есть целостной, являющейся неотделимой частью среды, окружающей человека. Им была сформулирована идея непрерывности архитектурного пространства, противопоставляемая артикуляции, подчеркнутому выделению частей в классической архитектуре. Основанный на этой идее прием так называемого свободного плана вошел в число средств, используемых всеми течениями современного зодчества. Однако влияние Райта выходит далеко за пределы основанного им течения, так называемой органичной архитектуры.

Родился 8 июня 1867 в городе Ричленд-Сентер, Висконсин, США, в семье Уильяма Рассела Райта, учителя музыки и церковного деятеля, и Анны Ллойд Райт, учительницы из известной в Висконсине семьи Ллойдов. Воспитывался в канонах унитарианской церкви. В детстве много играл с “развивающим” конструктором “Киндергартен”, разработанным Фридрихом Фребелем. Родители Райта развелись в 1885 году по причине неспособности Уильяма содержать семью. Фрэнку пришлось принять на себя груз.

Райт обучался на дому, не посещая школу. В 1885 он поступил на инженерный факультет Университета Висконсина. Учась в университете, он подрабатывает помощником местного инженера-строителя. Райт покинул университет, не получив при этом ученой степени. В 1887 году он переехал в Чикаго, где устроился в архитектурную контору Джозефа Лаймана Силсби, приверженца эклектизма. Через год перешел на работу в фирму “Адлер и Салливан”, возглавляемую известным идеологом “чикагской школы” Л. Салливаном. С 1890 года в этой фирме ему поручались все проекты по строительству жилой недвижимости. В 1893 году Райту приходится уйти из компании, когда Салливан узнает, что Райт проектирует дома “на стороне”.

В 1893 году Райт основывает собственную фирму в чикагском пригороде Оук-Парк. К 1901 году в его послужном списке насчитывается уже около 50 проектов.

“Когда в 1893 году я начинал свою самостоятельную работу в области архитектуры и строил свои первые дома, которые порой без всякого смысла называют “Новой школой Среднего Запада” (все, что ни делается в этой суетливой стране, немедленно получает рекламный ярлык), единственный путь упрощения ужасающей моды в строительстве заключался в том, чтобы создавать лучший замысел и осуществлять его... ...Приняв за масштаб человеческую фигуру, я уменьшил высоту всего дома, сделал ее соответствующей высоте человеческого роста; не веря в другой масштаб, кроме человеческого, я, введя его в восприятие пространственности, распластал массу здания. Говорили, что если бы я был сантиметров на десять выше ростом, мои дома имели бы совсем другие пропорции. Может быть. Простота была основной проблемой в период тех ранних исканий, и я вскоре убедился в том, что органичная простота обладает возможностями подлинной взаимосвязи, а красота, которую я почувствовал, соответствует выражению этой взаимосвязи. Убожество – это еще не простота...”

ДОМ ПРЕРИЙ

Известность Райту приносят “Дома Прерий”, спроектированные им с 1900 по 1917 годы. “Дома Прерий” созданы в рамках концепции “органической архитектуры”, идеалом которой является целостность и единение с природой. Для них характерен открытый план, преобладающие в композиции горизонтали, далеко вынесенные за пределы дома скаты крыши, террасы, отделка необработанными природными материалами, ритмичные членения фасада каркасами, прообразом которых служили японские храмы. Многие из домов в плане крестообразные, и расположенный в центре очаг-камин объединяет открытое пространство. Интерьерам домов Райт уделял особое внимание, создавая мебель сам и добиваясь того, чтобы каждый элемент был осмыслен и органично вписывался в создаваемую им среду. Наиболее известными среди “Домов Прерий” являются дом Уиллитса, дом Мартина и дом Роби.

Свой собственный дом, “Талиесин” (Taliesin), Райт построил также в стиле “Домов Прерий” в 1911 году. “Талиесин” дважды пострадал от пожаров в 1914 и 1925 и полностью перестраивался, переименовываясь, соответственно, в “Талиесин II” и “Талиесин III”.

Райт стремился воплотить в архитектуре идею, значение которой выходит за пределы конкретного типа постройки. “Пространство должно рассматриваться как архитектура, иначе мы не будем иметь архитектуры”. Воплощение этой идеи было связано с изучением традиционной японской архитектуры, которой Райт увлекся в 1890-е годы. Японский дом послужил Райту высшим образцом того, как следует при проектировании устранять не только ненужное,  но в еще большей степени как исключать несущественное. В американском доме он исключил все тривиальное и вносящее путаницу. Он сделал даже больше. В чисто функциональных элементах, которые часто оставались незамеченными, он открыл прежде скрытую силу выразительности, так же как последующее поколение архитекторов выявило скрытую силу выразительности в конструкции.

За первое десятилетие XX века Райт построил более ста домов, но на развитие американской архитектуры они в то время не оказали заметного влияния. А вот в Европе Райта скоро оценили, и он был признан поколением архитекторов, относящихся к современному направлению в архитектуре. В 1908 году его посетил Куно Франке, преподававший эстетику в Гарвардском университете. Результатом этой встречи были появившиеся в 1910 и 1911 годах две книги Райта, которые положили начало распространению его влияния на архитектуру за пределами Америки. В 1909 году Райт едет в Европу. В Берлине в 1910 году устраивается выставка его работ, издается двухтомное портфолио, и его работы становятся известны в Европе.

Они оказывают большое влияние на рационалистическое направление, которое начинает формироваться в те годы в Западной Европе. Творчество Вальтера Гропиуса, Мис ван дер Роэ, Эриха Мендельсона, голландской группы “Стиль” в последующие полтора десятилетия обнаруживает очевидные следы этого влияния.

В течение нескольких лет Райт работает в Японии, где в Токио строит отель “Империал” (1916-1922). Использование идеи целостности конструктивной структуры обеспечило этому зданию прочность, позволившую устоять при катастрофическом землетрясении 1923 года. К середине 1920-х годов творчество Райта казалось исчерпавшим себя. Он переживал полосу тяжелых испытаний в личной жизни, почти не имел заказов. У себя в стране Райт оставался в изоляции. Положение одинокого борца за новые принципы в архитектуре обострило его индивидуализм, в творчество проникают элементы мрачной фантастичности. На тяжелых, почти гротескно монументальных формах появился геометрический орнамент, свидетельствующий о влиянии архитектуры древней Америки.

Испытывая кризис в своих художественных исканиях, Райт оставался новатором в использовании технических средств в архитектуре. Так, ко времени его возвращения в США в начале 1920-х годов относится серия домов в Калифорнии, построенных из бетонных блоков. Наиболее примечателен среди них дом Милларда в Пасадене (1923), где повтор стандартных элементов образует ритмическое расчленение поверхностей. Непризнанный на родине, он, однако, по-прежнему остается популярным в Европе. И тем более непонятным казался европейцам тот факт, что в Америке Райт был совершенно одинок. Больше того, как писал Бруно Таут в своей книге “Современная архитектура”, изданной в 1929 году: “Упоминание его (Райта) имени считается у нас неприличным”. Усиление эклектизма в Америке обозначало не только конец Чикагской школы, но одновременно и конец всех остальных современных течений. И лишь по мере возрастающего влияния новой европейской архитектуры в Америке снова стали интересоваться произведениями Райта.

U.S.O.N.A., 30-е годы

Второй пик в творчестве Райта приходится на 30-е годы. Райт начинает использовать элементы заводского изготовления и железобетонные конструкции, продолжая противопоставлять техницистским устремлениям функционализма романтические идеи единения с природой. В 1935-1939 Райт строит для И.Дж. Кауфмана знаменитый “Дом над водопадом” (“Fallingwater”), шт. Пенсильвания. Дом представляет собой композицию из бетонных террас и вертикальных поверхностей из известняка, расположенных на стальных опорах прямо над ручьем. Часть утеса, на котором стоит дом, оказалась внутри здания и использовалась Райтом как деталь оформления интерьера. Строительство дома обошлось в 155 000 долларов, из  которых  оплата  работы архитектора составила

8 000 долларов. Не все в конструкции дома оказалось совершенным, и он дважды реконструировался в 1994 и 2002 годах с добавлением дополнительных стальных опор.

Для клиентов среднего класса Райт в этот период разрабатывает дома умеренной стоимости. Сам Райт называет их “юсоновскими” или “североамериканскими”, от аббревиатуры U.S.O.N.A (Unites States of Nothern America). Компактные, экономичные и технологичные, “юсоновские” дома развивали принципы, заложенные еще в “Домах Прерий”. Широкая крыша домов парила над стенами за счет применения узких ленточных окон под самым потолком. Дома проектировались в основном одноэтажными и L-образными в плане, что позволяло им вписываться в участки сложной формы. Каркасная конструкция позволяла удешевить строительство.

“Юсоновские” дома должны были стать строительными блоками градостроительной концепции Райта – “Города широких горизонтов”. Концентрированный перенаселенный город должен был естественным образом “деурбанизироваться”, распределившись по сельскохозяйственным пригородам, а основным средством передвижения в нем должен был стать автомобиль. Концепция “Города широких горизонтов” существенно повлияла на характер застройки американского малоэтажного пригорода. 

В 40-50-е годы Райт строит и общественные здания, среди которых наиболее известна штаб-квартира компании “Джонсон Вакс” (1936-1939) в Расине, шт. Висконсин. Основой конструкции является центральный зал с “древовидной” колоннадой, в которой каждая колонна расширяется кверху. Структуру дерева повторяет и лаборатория – ее помещения группируются вокруг центрального ядра-“ствола”, несущего шахты лифтов, а плиты перекрытий чередуются по форме – квадратные плиты образуют каркас здания, в который вписываются круглые плиты. Освещение через систему полупрозрачных стеклянных трубок способствует созданию атмосферы “святости” рабочего места.

Апофеозом творчества Райта стал музей Соломона Гуггенхайма в Нью Йорке, который архитектор проектировал и строил в течение 16 лет (1943-1959). Снаружи музей представляет собой опрокинутую спираль, а его интерьер напоминает раковину, в центре которой находится остекленный внутренний дворик. Райт предполагал, что экспозиции должны осматриваться сверху вниз: посетитель поднимается на верхний этаж на лифте и постепенно спускается по центральному спиральному пандусу. Картины, висящие на наклонных стенах, при этом должны находиться в том же положении, что и на мольберте художника. Руководство музея выполнило не все требования Райта, и сейчас осмотр экспозиций происходит снизу вверх.

В жилых домах этого периода Райт также отказался от прямого угла, как от “искусственной” формы, и обратился к спирали и циркульной окружности.

Не все проекты Райта были реализованы при жизни. Излишне декорированное и граничащее с китчем здание суда округа Марин было достроено через 4 года после его смерти. Так и нереализованным остался проект небоскреба “Иллинойс” высотой в милю, рассчитанный на 130 000 жителей и представляющий из себя сужающуюся кверху треугольную призму.

Всего Райт построил 363 дома. К 2005 году из них сохранились примерно 300.

http://famous.totalarch.com/wright

Фото к статье: