Алиса Толкачева: А со мной не просто

Автор:

Сегодня женский портрет  я попробую собрать из детских воспоминаний, творческих мазков и эмоций замечательной женщины, талантливого и успешного дизайнера, художника, творца, девушки, которая родилась в Украине, живет и работает в Москве, получила признание во многих странах мира, – Алисы Толкачевой.

В.Ч.: Алисочка, здравствуй!

А.Т.: Здоровеньки булы!

В.Ч.: Но, мы, наверное, давай перейдем на русский с тобой, так как наша аудитория очень широкая: и русские, и украинцы, и белорусы, и поляки. Все-таки более распространенным языком понимания является русский. Тем более что мы с тобой хорошо им владеем.

А.Т.: Да, конечно!

В.Ч.: Что у тебя нового? Давай изобразим с тобой как будто мы давно не виделись…

А.Т.: Одним из самых больших событий последнего времени был показ моей коллекции на Московском международном кинофестивале.

В.Ч.: То есть, женщина, которая занимается творчеством и бизнесом, в первую очередь говорит не о том, что она съела на завтрак, не о том, какую сумку она купила, не о своих детях и любимых мужчинах, а она сразу же говорит о деле своей жизни. Мы сразу говорим про работу. Верно? (улыбнулся Влад)

А.Т.:  Я – трудоголик. Такой рабочей лошадкой всегда была. Для меня работа – это движущая сила моей жизни. Все равно – все на мне. Я девушка одинокая, между прочим, все еще невеста.  

В.Ч.: До сих пор?

А.Т.: Да, до сих пор. Я в самом соку! Как говорится, “баба-ягодка опять”: мне сорок пять – невеста спелого возраста.

В.Ч.: Ну, да, прошло же то время, когда дяденьки хотели себе молоденьких девушек из подиумов, чуть ли не из садика. А ведь хочется еще и поговорить. А о чем с ними говорить?!

А.Т.: Эта категория мужчин, которая любила “из садика”, их и любит, и продолжает любить.

В.Ч.: Ты так думаешь? Я вижу вокруг себя совсем другую тенденцию.

А.Т.: Нет-нет! Просто, когда снижается половая активность у мужчин, им уже хочется поговорить – а с “детским садиком” не поговорят. И им тогда хочется внутреннего комфорта и глубины общения.

В.Ч.: Для этого существует секс по телефону (улыбнулся Влад).

А.Т.: Это же тоже пройденный этап, здесь все понятно, и уже хочется комфорта. Вот тогда и обращают внимание на тех женщин, которые чего-то достигли в жизни.

В.Ч.: Ведь ты же не только очень известный дизайнер, но еще и психолог – наверное, изначально по жизни.

А.Т.: Я, скорее всего, была с детства к этому предрасположена. Скажу больше, меня с третьего класса водили по классам, где сорились дети, – и я их мирила. Правда, не знаю, как это получалось!? Но, к сожалению,  не знаю, что сейчас можно сделать, чтобы помирить наши два народа – русский и украинский. 

В.Ч.: Ты знаешь, у нас в Чикаго очень большая диаспора и русских, и украинцев:  все живут очень дружно и мирно, потому что они все живут в одной стране, у них общая идеология, где все “заточено” на мирное совместное существование. На мой взгляд, весь конфликт, который возник, это абсолютно искусственная ситуация, созданная политиками.

А.Т.: К сожалению, здесь в России эта ненависть очень быстро расцветает и падает на благодатную почву. И от этого очень сложно и больно…

В.Ч.: А как ты думаешь, почему так все складывается?

А.Т.: Дело в том, что когда политики и олигархи делят деньги и территории, им нужно оправдать свои действия каким-то образом. Тогда и начинают людей отвлекать от насущных проблем. И этот сценарий мы видим как раз здесь.   

В.Ч.: И к чему этот сценарий, по-твоему, может привести?

А.Т.: Я боюсь, что к самому худшему: будет война.  

В.Ч.: Война между кем и кем?

А.Т.: Думаю, что это локальный военный конфликт, который может перейти в общемировую войну. Я очень этого боюсь. Тем более что по всем предсказаниям астрологов это очень беспокойное время.    

В.Ч.: Мне кажется, что вот, сколько живем, столько у нас и тяжелые времена, тем более  что нам уже не шестнадцать, мы многое повидали.

А.Т.: Да, я согласна, но просто так близко, рядом с нашими домами и семьями, это случилось практически между соседями, даже между друзьями и родственниками. Ты вдруг понимаешь, что это касается каждого и тебя в том числе.  

В.Ч.: Алиса, а почему? Ведь русские почти не видели американцев, которые мало приезжают в Россию. В лучшем случае, они их видят в кино или в американских сериалах.

А.Т.: Всегда легче сказать, что виноват в наших проблемах кто-то другой, и то в основном тот, кого мы плохо знаем.  

В.Ч.: Алиса, ты такая политизированная девушка.

А.Т.: А я всегда была политизированной.

В.Ч.: Ведь это же время и силы ты могла бы потратить, чтоб дополнительно заниматься бизнесом, личной жизнью, искать себе мужа…

А.Т.: А со мной  не просто! Я конфликтная. А потом и я не выдерживаю мужчин рядом с собой. Я слишком требовательна к каким-то вещам, каким-то человеческим качествам, которые действуют по отношению ко мне как пренебрежительность.

В.Ч.: Публичного человека всегда окружает много людей – как доброжелателей, так и недоброжелателей. По своему опыту могу сказать, что вторых гораздо больше: людям трудно пережить чужой успех. 

А.Т.: Я переживаю это сильно, поэтому, видимо, и пошла в психологию, получив второе образование, чтобы научиться более спокойно смотреть на проявления качеств человека, других эмоций.  

В.Ч.: То есть, ты пошла, чтобы научиться понимать других людей, которые делают что-то, с твоей точки зрения, не так? А что ты делаешь, когда ты их не понимаешь?

А.Т.: Я нахожу пять позитивов самого поступка – не важно, хороший он или плохой – в той ситуации, в которую я попала.  

В.Ч.: А зачем так все усложнять?

А.Т.: Для меня, наоборот, это самое легкое, что я могу сделать.  

В.Ч.: Знаешь, а я беру листок бумаги, разделяю его на две половины и пишу с одной стороны отрицательные, а с другой – положительные черты человека. И, если отрицательных больше, то просто дальше с этим человеком не общаюсь.

А.Т.: Я немножко по-другому сложена: я по природе – трус, до последнего с человеком пытаюсь сохранить хорошие отношения, пока меня, как говорится, …. не пошлют.  

В.Ч.: Ты – молодая, красивая, талантливая, успешная девушка. Но с тобой всегда рядом молодой кавалер.

А.Т.: Да, это мой сын, который уже весь в любви, который не хочет учиться, а хочет жениться.

В.Ч.: Это наследственное? Ты такая «ранняя», влюбчивая?

А.Т.: Я думаю, папа. Я – вечная невеста. Никогда не была замужем, всегда мои отношения заканчивались, когда меня доводили до алтаря. Оттуда я и смывалась всегда. Такая себе сбежавшая невеста.

В.Ч.: А расскажи, пожалуйста, какую-нибудь свою романтическую историю любви.

А.Т.: Нет, не могу, я очень трепетно отношусь к личным воспоминаниям и не хочу  лишний раз осложнять отношения со своими бывшими мужчинами. Но все мужчины были каким-то этапом в моей жизни и творчестве. Каждая коллекция посвящена какому-то мужчине, который вдохновил меня на ее создание.  Мало того, когда я стала писать стихи, практически все они были посвящены моим бывшим мужчинам. Они для меня – генератор творческого вдохновения.  

В.Ч.: А мужчины помогали тебе в жизни?

А.Т.: Безусловно, мужчины помогали мне в моем творчестве. Но, естественно,  когда отношения прекращались по разным причинам – их помощь тоже заканчивалась.

В.Ч.: Я хочу сказать, что вот кто-то прочитает наше интервью и обязательно сделает тебе предложение. Так что готовь чемоданы в Америку! (улыбнулся Влад)

А.Т.: А ты знаешь, у меня чемоданы всегда готовы. И фата уже есть. Каждую мою коллекцию завершает невеста в нетрадиционном, не в белом цвете: красном, голубом, коричневом… Вот, например, в этом году на показе невеста вышла в черном.

В.Ч.: Да, я помню этот показ. Алиса, мы уже поговорили и про политику, и про твоих мужчин, и про психологию. Теперь наступило время поговорить о твоем творчестве. Такой классический вопрос: какие у тебя творческие планы?

А.Т.: У меня очень большие творческие планы. Много лет я всем рассказываю, что  хочу сделать выставку эскизов своих коллекций, а также написать книгу о своих работах. Я же профессиональный художник.

В.Ч.: Да, ты же училась в Киеве в художественной школе. И, когда я бываю в столице Украины и прохожу мимо нее, то всегда вспоминаю тебя.

А.Т.: Столько “зацепок” в жизни бывает. Я же, когда увидела твои фотографии в интернете из Ивано-Франковска, то так растрогалась, ведь все мое детство там прошло, все каникулы. Меня и крестили в Ивано-Франковске. Я же греко-католичка.   

В.Ч.: Ты же много раз была в Америке. Как тебе эта страна? Какие эмоции?

А.Т.: Один из моих любимых американских городов – это Чикаго. Когда я первый раз туда приехала, то даже не ожидала, что город может быть таким разнообразным. В нем очень много воздуха, зелени, в отличие от Нью-Йорка. И он, почему-то, мне немного напоминает Киев. 

В.Ч.: Алиса, а как ты себя видишь через десять лет?

А.Т.: Хороший вопрос! Безусловно, с внуками, в большом прекрасном доме, где у меня мастерская, где я наконец-то смогу вернуться к живописи. Я очень люблю писать маслом. К сожалению, сейчас я очень много работаю,  создаю коллекции, и у меня совсем нет свободного времени.

В.Ч.: Алиса, а тебе не сложно с самой собой?

А.Т.: Мне так хорошо с собой. Мне комфортней  с  самой собой, чем  с кем-то. Я гуляю в парках, стараюсь везде ездить одна. Мне очень важно свое пространство, поэтому я всегда уважаю личное пространство других людей.

В.Ч.: Скажи, пожалуйста, чего ты боишься больше всего в жизни?

А.Т.: Смерти. Боюсь, что если я умру внезапно, то не успею закончить  и оформить то, что уже сделала; резерв, который я сделала к своим сорока пяти годам, не успею воплотить в ту же книгу, в ту же выставку.     

В.Ч.: Алиса, мы ждем пожеланий от тебя нашим читателям.

А.Т.: Во-первых, я сама сегодня услышала столько хороших и положительных слов от тебя, как будто от какого-то Санта-Клауса (улыбнулась Алиса). Наверное, то, что я хотела услышать. А читателям я бы хотела пожелать: мои дорогие, не теряйте себя! У нас часто бывает такое ощущение, что нас нет, пропадает мотивация и стимул к жизни. Это и кризис среднего возраста, и какие-то тяжелые личные драмы, и какие-то общественные проблемы. Самое лучшее место для восстановления – это природа. Там есть деревья, с которыми можно обниматься, есть зелень, есть цветы, которые можно нюхать и ими любоваться. Там есть птицы, которых можно слушать. Это то, что возвращает нас в детство. А детство – это наш ресурс. 

Фото к статье: