Богдан Зубченко: “Я желаю каждому ощутить свой аромат счастья”

Автор:

Сейчас последний месяц осени, когда уже подбираются холода, идет первый снег и чаще хочется находиться в уютном доме, в тепле, у камина, с бокалом шампанского, что я сегодня и предлагаю вам сделать вместе со мной и моим давним украинским другом – признанным парфюмером и королем ароматов Богданом Зубченко.

В.Ч.: Здравствуй, Богдан! Как  жизнь молодая?

Б.З.: Здравствуй, Влад! Хорошо! Молодеем!

В.Ч.: А что для тебя молодость?

Б.З.: Молодость – это значит, что всегда будет завтра. И в этом завтра что-то будет еще.

В.Ч.: А молодость имеет свой запах?

Б.З.: Да, имеет. Молодость пахнет смелостью, свежестью, идеями, надеждами, иногда – глупостью, но в любом случае, если брать парфюмерные ассоциации, то это традиционно весенние ароматы. Хотя я думаю, что она еще пахнет и мускусом, потому что это сексуально. Это – запах кожи, запах волнения – эротика.

В.Ч.: А в состоянии какого запаха ты сейчас пребываешь, какого времени?

Б.З.: Я сейчас нахожусь в состоянии некой миграции, между несколькими особыми запахами, над которыми работаю. Есть некая фактурная, ольфакторная Вселенная, в которой есть некие планеты, и я сейчас, можно сказать, путешествую с одной планеты на другую. Сейчас работал над новой коллекцией ароматов городов, украинских городов. Сотворили ароматы Одессы, Киева и Львова. А также аромат украинского бунта. Эта серия выйдет как раз в этом месяце.

В.Ч.: Я правильно понял, что “украинский бунт” будет не только “городской” серией, но и отдельным новым ароматом?

Б.З.: Три  аромата выражают дух некоторых особых мест в Киеве, Одессе и Львове. Продумывая концепт, мы решили сразу отойти от туристического, стереотипного взгляда. Поэтому Львов – это не аромат кофеен, а Киев – это не сирень или ладан. Созданные ароматы выражают дух очень символичных мест: киевские дворы на валах, одесская набережная, львовская замковая гора. Аромат украинского бунта не входит в эту серию, но будет представлен почти одновременно с городскими ароматами. Он выражает дух свободы и связан с украинской историей.

В.Ч.: А чем пахнет свобода, с твоей точки зрения?

Б.З.: Для меня дух свободы – это (если взять прошлое, например, XVI-XVII века и соединить с сегодняшними реалиями) прежде всего запах степных нот: травы, чабреца, шалфея, конечно же, конской упряжи. Будет кожа, мускус, животные  ноты, и отдельно в базе будет нота, напоминающая дым. Соответственно, аромат будет ассоциироваться с полями битв, в том числе и с горящими покрышками. Чтобы достичь этого эффекта добавили в композицию немного березового дегтя – он очень хорошо туда вписывается.

В.Ч.: Богдан, по-моему, традиционное восприятие Украины как запаха – это козаки, сало, горилка, чеснок. Как ты думаешь,  может быть создан и такой аромат?

Б.З.: Запах сала?

В.Ч.: Ну, да, запах сала, запах чеснока, запах шалфея.

Б.З.: Это любопытно, но все-таки у меня другие ассоциации. Ведь то, о чем ты говоришь, – это, скорее, стереотипный взгляд, балаганный. Так тоже может быть, и это будет даже как-то экстравагантно.

В.Ч.: Понятно, что запахи, которые делаются небольшими партиями, практически вручную, не продаются через сетевые магазины, а реализуются через парфюмерные бутики, например, ваш, который существует в центре Киева. Потом, я знаю, что в следующем году в ваших планах открытие бутиков в Европе и Южной Корее. И что будет следующим этапом?

Б.З.: Планы у нас, конечно, большие.

В.Ч.: Тем более что об Украине после произошедших событий теперь знают в мире все, даже те люди, которые не интересовались географией и политикой. Поэтому возрос к ней интерес, и в плане некой мировой моды все украинское. Думаю, ароматы Украины тоже будут в мире интересны.

Б.З.: Да, конечно, интерес большой, и мы делаем на этом акцент. Но, с другой стороны, мы  не хотим быть поверхностными. Ты правильно заметил, что мы можем себе это позволить в нашем киевском опытном бутике. И мы не делаем ароматы большим тиражом, а акцентируем на эксклюзивности.  И рассчитываем на людей, которые имеют более продвинутый вкус.

В.Ч.: Сейчас мир ароматов очень изменился: все чаще используются искусственные ингредиенты для того, чтобы уменьшить окончательную себестоимость продукта.

Б.З.: Тема синтетических и натуральных материалов окружена большим количеством мифов, потому что парфюмерия, на самом деле, стала синтетической, вернее начала становиться синтетической еще с XIX века. А начиная  с середины ХХ века, стала почти вся синтетической. В этом нет ничего ужасного, потому что, во-первых, если бы мы сегодня пользовались только палитрой натуральных материалов, то столь любимая публикой бесконечная свежесть была бы недоступной. Например, цитрусовые имеют специфический аромат, который на самом деле не всем нравится. А во-вторых, цитрусовые не пахнут долго. К тому же огромное количество цветов, не говоря уже о ягодах и фруктах, которые также очень любимы современной публикой, не дают практически никакого парфюмерного сырья. И только благодаря тому, что были синтезированы некоторые вещества, мы имеем большую гамму ароматных нот. По большому счету, современная парфюмерия, если и не на 100 % синтетическая, то является балансом натуральных и искусственных компонентов.

В.Ч.: А как это влияет на здоровье человека?

Б.З.: Есть организации, которые осуществляют контроль над компонентами в парфюмерии и косметологии, контролируют отдушки. Но, к сожалению, нередко подобные организации, на мой взгляд, не совсем оправдано вводят ограничения на использование некоторых составляющих, что приводит порой к потере классических и популярных ароматов, например, шипров, в базе которых дубовый мох. Гонениям подверглась даже лаванда. Подобные ограничения нередко сдерживают парфюмеров.

В.Ч.: Ты пришел в данный вид искусства, если это можно назвать искусством, совсем из другой области. Почему?

Б.З.: Парфюмерия – это и искусство, и ремесло. Я сам часто задавал себе этот вопрос. Эта идея – делать ароматы – не упала мне просто на голову. Мне с детства нравились ароматы, и самым ценным подарком был какой-то альбом или книга по живописи и что-то пахнущее. Мое первое образование музыкальное, затем высшее режиссерское. Занимаюсь живописью, модой  много лет. Есть очень важный момент: ароматы придают мне ощущение свободы, в отличие от других видов деятельности, например, на телевидении или еще где-то. Здесь я могу быть честным и свободным с самим собой. Потом, тут есть такой фактор: я люблю делать что-то своими руками. Мне нравится ремесленная составляющая. Очень важно то, что все мои профессии переплелись в симбиозе, мне свойственно объединять разные виды искусств, находить какие-то связи. По сути, работая над парфюмерной композицией, я все равно использую весь свой опыт – ароматы для меня музыкальны, живописны, они для меня имеют цвет, фактуру, и я их строю по законам драматургии. Для меня ароматы – это истории. Это определенное состояние природы, души.

В.Ч.: А что для тебя свобода?

Б.З.: Внутренне я всегда был свободным человеком.

В.Ч.: Но, быть свободным и желание быть свободным – это две разные вещи. Вот, ты свободен сейчас?

Б.З.: Внутренне я всегда свободен. Возможно, поэтому я менял профессии, выходил из личных отношений. Свобода для меня – это, прежде всего, ответственность. Свобода для меня = любовь, свобода для меня = счастье. Это – неотъемлемое и очень важное для меня ощущение. Я внутренне всегда был свободным, что очень сильно раздражало окружающих или создавало мне какие-то дополнительные проблемы, начиная с советских школьных лет. Но, по-другому я не умею, да и не хочу. А снаружи мы всегда находимся в каких-то рамках.

В.Ч.: А чего ты больше всего боишься в жизни?

Б.З.: Я не знаю, подходит ли слово “боюсь”. Для меня очень горько, когда совершается явная несправедливость или когда, например, что-то связано со здоровьем, когда болеют близкие или вообще кто-либо, страдает что-то живое, когда я вижу несчастье.

В.Ч.: Ты влюбленный сейчас человек? Ты пребываешь в состоянии влюбленности? Ведь это чрезвычайно важно для человека творческого.

Б.З.: Влюблен.

В.Ч.: А чем пахнет любовь?

Б.З.: Она пахнет доверием, домом, кожей любимого человека, утренней чашкой кофе.

В.Ч.: То есть, когда ты ложишься спать, твоя любовь пахнет ароматным утренним кофе?! (смеется Влад).

Б.З.: Но, не надо же так буквально (смеется). Когда я ложусь спать, то моя любовь пахнет волосами и кожей любимого человека. Для меня запахи вообще очень важны.

В.Ч.: Богдан, ты мир воспринимаешь через запахи?

Б.З.: Не всегда, по-разному. Безусловно, очень много воспринимаю через запах, и еще я – визуал и кинестетик. Мне кажется, что очень многие люди, именно не отдавая себе отчет, подсознательно воспринимают мир запахов. Если нам не нравится, как пахнет человек, мы не будем с ним сильно сближаться.

В.Ч.: Но, это природа дала такие чувства.

Б.З.: Речь не только о том, что какой-то человек пахнет неопрятно. Есть просто индивидуальные ароматы и кому-то они подходят, а кому-то чужеродны. Это составная часть тайны любви.

В.Ч.: Богдан, у меня сразу возник вопрос. Про любовь мы поговорили. А чем же, тогда, пахнет измена?

Б.З.: Адреналином, ложью. Это очень взаимосвязано, ведь адреналин выделяется во время возбуждения человека, и он влияет на все прочие личные  запахи. Запах измены – это смесь запахов  похоти и страха.

В.Ч.: А ты был у нас в  Америке?

Б.З.: Еще нет.

В.Ч.: А какие твои стереотипы об Америке?

Б.З.: Я стараюсь не мыслить стереотипами. Знаю, что Америка – это чрезвычайно разнообразная страна. И поэтому понимаю, что имею очень поверхностное о ней мнение и впечатление. Думаю, она наполнена таким большим количеством людей, таким количеством национальностей, людьми разного уровня образования, культурного опыта, что, наверное, у каждого будет “своя” Америка, в зависимости от того, в какой части ее ты окажешься, и с кем будешь общаться. И более того, эта пресловутая так называемая “американская мечта”, думаю,  все-таки существует. И еще в Америке, помимо массовой культуры, большое количество интеллектуалов, которые имеют свой, абсолютно параллельный мир. И это мы явно видим по тем произведениям искусства, которые они создают.

В.Ч.: Богдан, а что ты пожелаешь нашим читателям?

Б.З.: Создать свой счастливый аромат. Каждый человек, как парфюмер, окружает себя ароматами. Ведь все вокруг имеет свой дух, запах. И все эти составляющие, будь то любимые люди, дети, работа, цветы в доме, животные, еда или, может быть, любимые книги, сливаются в единую композицию. Я желаю каждому ощутить свой аромат счастья.

Фото к статье: