Юлия Рутберг: “Я люблю разноцветный мир”

Автор:

Сегодня в свою гостиную я пригласил прекрасную актрису и очень мудрую женщину, приму лучшего на сегодняшний день театра Москвы – Театра имени Евг. Вахтангова – Юлию Рутберг. Можно много говорить комплиментов этой прекрасной женщине, но мне хотелось ее просто слушать. Голос Юлии всегда завораживает, а ее “контролируемый” ураган энергии просто направляет на то, чтобы совершать жизненные подвиги.  

В.Ч.: Здравствуйте, Юлия!

Ю.Р.: Здравствуйте,  Влад!

В.Ч.:  Хочу вспомнить хрестоматийные слова бессмертного В.Шекспира: “Весь мир – театр, а люди в нем – актеры!” Вы согласны с этим выражением?

Ю.Р.: Ну, отчасти да! Иногда, наблюдая людей в повседневной жизни, – как они себя ведут, какие у них походки, как разговаривают, как одеваются, какими голосами говорят – некоторые придумывают  себе образы, а потом эти амплуа “прилипают” к ним, и порой человек забывает впоследствии, каким он родился. И насколько (я думаю, что на 70%)  профессиональные артисты терпеть не могут играть в жизни, так вот настолько простые люди из “публики”, назовем их так, обожают этим заниматься, потому что, когда они корчат рожи, говорят странными голосами, одевают какие-то особые очки, то вот как-то что-то с ними происходит. На самом же деле, я считаю, что люди это делают, дабы привлечь к себе внимание, а некоторые, безусловно, прячут за этим какие-то свои комплексы.

В.Ч.: Недавно один мой друг задал вот какой вопрос: “Почему ты христианин?” Признаюсь, вопрос захватил меня врасплох. Если же предназначение человека состоит в том, чтобы разделить с Богом Его вечную радость, то таковой и должна быть цель моей жизни. Именно так я и ответил своему другу.

Юлия, а вы верующий человек? 

Ю.Р.: Вы знаете, это такая тема, которую не обсуждаю. Я не “воинствующий” верующий. Мне кажется, что это очень интимное, и человек не должен это обсуждать, такая внутренняя категория, если вера помогает, если тебе это дает силы, совершенно не нужно быть “профессиональным” верующим человеком: соблюдать все посты, ходить на все службы. Вера – внутренняя опора, поэтому во мне это существует, для внутреннего пользования, а не для внешнего потребления.

В.Ч.: А что бы вы спросили у Бога, если бы вам представилась такая счастливая уникальная возможность? 

Ю.Р.: Правда ли, что мы произошли от Вас, Вашими руками сделаны?    

В.Ч.: А какой бы вы хотели получить ответ?

Ю.Р.: Как-то хочется думать, что по образу и подобию Божьему. Но в жизни я встречаю разных людей, и тогда начинаешь задумываться, а он то сам какой? Потому что люди такие разные: по образу и подобию создана М.Плисецкая, М.Ростропович, Е.Образцова и, вместе с тем, Чикатило, Сталин, Гитлер, Муссолини – ведь эти страшные люди тоже кем-то созданы... 

В.Ч.: Вы молодая бабушка, ведь у вас уже двое внуков, как ни странно это звучит.

Ю.Р.: Для меня  мои внуки – это счастье, гордость. Они – мои обереги – мальчик и девочка. Гришаньке уже 3 года, а Николюшке – 1,4. Они живут в Москве. Продвинутость современных детей просто потрясает. Мой внук где-то полгода назад взял в руки телефон и говорит: “Баба, давай смотреть мультик”. А я его спрашиваю: “Где смотреть мультик?” “А тут, смотри”, – ответил он и нажал кнопки, включил “Бременские музыканты”. Я просто побелела, говорю: “Как ты это сделал?!” А он мне в ответ: “Давай вернем, давай еще раз”. Остановил, промотал. Это что-то запредельное. Сама не умею даже включать компьютер, никогда туда не заходила, у меня есть помощники, которые сильно выручают. Я в этом консервативна.

В.Ч.: Юлия, вы консервативны? 

Ю.Р.: Помню, что когда-то пришла в цирк и увидела, что медведь стоит на задних лапах. Для меня это было ошеломление! Но когда увидела, что он едет на велосипеде, а потом и на мотоцикле, самоуважение упало до нуля. Я и машину не вожу – меня два раза пытались учить, но нет… Если в жизни достаточно быстро принимаю решение в экстремальной ситуации, то здесь все наоборот. Это психоз какой-то. Я поняла, что нахожусь на чудовищном уровне развития. 

В.Ч.: Да, люди такие разные.

Ю.Р.: Вот поставили нас на старт, люди одного поколения. Но какое оно разное, это поколение. Мы родились в одно время, читали одни книги, проходили одни и те же учебники, смотрели одни и те же передачи. Но для кого-то это стало опорами и толчками, а для кого-то прошло мимо, при равных условиях. Вот это мне тоже казалось удивительным, потому что созидателей всегда было не много. Рождаются люди, на которых взваливается тяжелая ноша, причем, достаточно рано, которые призваны эту землю крутить просто “вручную”: своим интеллектом, талантом, добром. А есть огромное количество потребителей. 

В.Ч.: Юлия, вот вы такая умная, образованная и мудрая женщина. А это не тяжело?

Ю.Р.: На мой взгляд, я умная в меру, и у меня какой-то не ученый ум. Во мне, если можно так сказать, ум собственный. С детства очень хорошо воспитывали родители, и они научили собственному мышлению и осмыслению. Для меня не бывает расхожего мнения. Слушаю, что говорят люди, но нужно самой увидеть и составить собственное мнение. Не бывает одаренных и “удобных” людей. Я всегда опираюсь на то, что трогает или не трогает. Бывает так, что  спектакль  не понравится, но  какой-то один артист впечатлит. Или когда я вижу, что артисты играют никудышно, а режиссерская мысль интересна. Существует еще и профессиональное восприятие. Так что, по поводу образованности… что-то получила в школе, что-то – за счет того окружения, которое было в детстве, а институт – это уже следующий этап. Но институтом мое образование не закончилось. Слава Богу, встречались люди, к которым я тянулась. Вообще, по жизни люблю сильных людей, сильных партнеров, умных соперников, личностей. Мне не интересно быть вровень. Бывают, конечно, и ситуации, когда подаешь руку вниз, но, наверное, это  мы обязаны делать. Но конечно, самое лучшее, что можно пожелать – иметь рядом человека, до которого нужно карабкаться. Тогда с каждым этапом жизни ты растешь.

В.Ч.: Юлия, у меня на днях появилась печальная мысль, что наступил этап в жизни, когда стали уходить в мир иной большие личности: артисты, спортсмены, писатели, ученые. Люди эпохи, и с ними эта эпоха, к сожалению, заканчивается. А новое время не приводит новых героев. 

Ю.Р.: Да, эпоха прошла. Майя Плисецкая, Елена Образцова, Юрий Любимов, Галина Коновалова. Недавно мне от художника Саши Васильева пришло сообщение, что в Израиле в доме престарелых скончалась Этель Ковенская – последняя актриса Театра Михоэлса. Знаете, странные вещи, ведь умом ты понимаешь: 89, 90, 93… Мой отец ушел тоже, в этом году ему было бы 82 года. Выдающийся, тоже величайший человек своей эпохи и поколенческого среза. Я не знаю, что это было за время, они все были опалены войной, они все знали настоящие лишения и горе, но учились, как ненормальные, мечтали, как ненормальные и все, что было связано с мирной жизнью, воспринимали и хотели как можно больше научиться делать. Хотелось принести пользу своим трудом. Планка была выше. Люди требовали от себя гораздо больше. И, конечно, государство вкладывало в обучение очень много, но за это и строго требовало отдачи. Люди действительно шли “по номиналу”. А сегодня все можно купить: “образование”, поступление, права. Вот только обязанности никто не хочет покупать. Можно купить славу, и ты – звезда, не попадая ни в одну ноту под фонограмму. Но, вот вопрос, насколько у тебя хватит денег – а дальше ты опять никто, потому что это такие вещи, которые не покупаются, а культ “золотого тельца” и такого нравственного беспредела, который творится последние лет 15, – это ужас. Его просто раньше не было, потому что, как мне кажется, государство жило в какой-то другой системе. Воровали – да, коррупция была – конечно, но не в таких масштабах, как сейчас.  

В.Ч.: Ну, в любые времена и при любом общественном строе есть свои плюсы и минусы.

Ю.Р.: Да, но вот, наверное, эта прекрасная поговорка Рокфеллера, она помутила разум человечества. Он то, скорее всего, шутил, хотя в каждой шутке есть доля правды: “Если ты украдешь мешок зерна – тебя посадят в тюрьму, а если ты украдешь состав зерна – тебя посадят в парламент”. И вот, пожалуйста, плоды просвещения.

В.Ч.: Юлия, а вам не кажется, что сейчас родители пытаются оградить своих детей максимально от любых трудностей и проблем, памятуя сложности своей прошлой жизни. Таким образом, создавая искусственные условия для своих детей, они делают своим чадам медвежью услугу – выразительно искаженное восприятие действительности.

Ю.Р.: Думаю, и в этом проблема тоже, ведь у каждого свое представление о том, как  создать прекрасное детство ребенку. С моей точки зрения, это – научить его читать, водить его в театры, на выставки, приучать его к музыке, показывать ему мир, пополнять его коллекцию.  Необходимо приучать к труду: заставлять его читать, убрать игрушки, помочь принести сумку. Можно потратить время летом на даче и сделать вместе кукольный театр, например. Это такие азбучные истины, от которых ребенок не будет хуже,  а  у него будут общие, принятые человечеством, навыки.

В.Ч.: Да, очень важен тот пример, который человек видит в семье.

Ю.Р.: Я уже рассказывала эту историю из детства. Она весьма показательна. Когда я была маленькая, то бутерброд с красной икрой был вообще чем-то невероятным, и где-то до 4 лет бутерброд полностью отдавали мне. Но в какой-то момент этот бутерброд  стали разрезать пополам. А я спросила: “Почему?” Мне ответили: “Потому что есть бабушка. Ты – самый маленький член семьи, а бабушка – самый взрослый, и ей тоже нужны витамины”. Я хорошо запомнила, что есть стар и млад. И абсолютно то же самое было и с моим сыном, когда пыталась объяснить, что не все ему, а только до того момента, пока он растет и крепнет. А потом – нужно делиться.

В.Ч.: Юлия, а вы мамина или папина дочка?

Ю.Р.:   Ой, я – и мамина, и папина дочка. Безумно похожа на папу. А с годами, когда его не стало, еще больше на него похожа. Но, в то же время, во мне столько мамы – ее жизнедеятельности, жизнелюбия.

В.Ч.: Юлия, если бы жизнь сложилась так, что пришлось бы прожить другую жизнь, и была бы возможность выбора – жизнь какого-то литературного персонажа. На кого бы пал ваш выбор?

Ю.Р.: Ну, конечно, Жанной Д’Арк не хотелось бы, но какое-то такое женское существо – очень яркое. Я по жизни мало обращала внимание на те литературные персонажи, у которых была “сладкая” жизнь. Всегда привлекали люди, у которых судьба достаточно витиеватая. Поэтому вот сейчас и думаю, думаю… Чехов – нет. Толстой – тоже нет, у него крайности, либо яркая жизнь бабочки, либо сельская счастливая жизнь, а сельская счастливая жизнь – я бы повесилась. Но вот Сара Бернар! Я как раз сегодня вечером буду ее играть, она одновременно и реальный человек, и литературный персонаж. Вот кого бы примерила на себя. Эта женщина меня восхищает!!!  

В.Ч.: Юлия, после 40 лет, говорят, жизнь только начинается. Вы согласны с этим мнением?

Ю.Р.:   Жизнь у всех начинается тогда, когда у них она действительно начинается. А так ведь можно и просуществовать, и не начать жить. Жизнь начинается тогда, когда человек способен оторваться от себя любимого и начать совершать поступки по отношению к другим. Если человек все делает только для себя – то это тупик. Он просто существует в  вакууме. 

В.Ч.: То есть жизнь – это дорога. 

Ю.Р.:   Знаете, жизнь очень короткая. И время бежит так быстро, оно будто между пальцами утекает. “Вчера была среда – сегодня понедельник, а я опять сижу без дела и без денег”, – вот это приговорка многих людей. А ты не сиди, это то, с чего мы с вами начинали. Почему у людей есть устоявшееся мнение, что Господь их все время должен прикрывать крылом, и именно их. Ну посмотрите: нас миллионы, а “крыла”, как минимум, два. И сколько уже можно над тобой-то, ты уже сам пойди, что-то сделай. Поэтому, когда играешь такие спектакли, как “Мидея”, “Крик Лангусты”, не устаешь от этой литературы, от этого энергообмена, тебя это подпитывает, тревожит, восстанавливает. Мир часто бывает такой серый, такой бытовой. Я люблю цветной мир! (А вот фотографию и кино – черно-белые). А когда ты вдруг попадаешь в мир серый, то думаешь, а на сколько же на сцене интересней, как там все  важно. Ты разговариваешь и тратишь свои силы осмысленно.

В.Ч.: Юлия, ваше пожелание нашим читателям.

Ю.Р.: Как говорил мой папа, абсолютно замечательно: “Везухи, везухи, везухи! И чтобы на нее хватало здоровья!”

Фото к статье: