Charlie Hebdo. На задворках цивилизации

“…по уровню художественного замысла, глубине мысли и языку они сродни картинкам в публичном сортире, хотя по тематике несколько шире. И все же принцип свободы слова существует не для того, чтобы рассказывать похабные истории о Боге и церкви, государстве и семье, великих и мелких людях”

(Григорий Ревзин, культуролог, историк и искусствовед)

7 января 2015 года в ходе вооруженного нападения на офис редакции журнала "Шарли Эбдо" ("Charlie Hebdo") в Париже были убиты 12 человек, 11 – ранены. В числе погибших оказался и полицейский, который первым прибыл на место трагедии. Подробности сообщила выжившая сотрудница редакции – именно она впустила террористов в помещение. Нападавших было двое, они говорили на чистом французском и произвели около тридцати выстрелов из автоматического оружия.

Среди погибших карикатуристы Стефан Шарбонье (известный под псевдонимом Шарб; 47 лет), Жан Кабю (76 лет), Жорж Волински (80 лет) и Бернар Верлак (57 лет). Нападение произошло спустя несколько часов после появления в "Твиттере" издания карикатуры на одного из лидеров группировки ИГИЛ Абу Бакра аль-Багдади.

Вскоре на место трагедии прибыл президент Франсуа Олланд, который назвал происшествие терактом и объявил трехдневный траур. Париж оказался фактически на осадном положении: был объявлен максимальный уровень опасности, полиция приняла чрезвычайные меры, студенты и школьники были распущены по домам... 

Во Франции для охраны религиозных учреждений были мобилизованы почти 90 тысяч полицейских. Власти усилили охрану редакций газет и журналов, под особый контроль были взяты вокзалы и аэропорты.

Главные подозреваемые в нападении на редакцию "Шарли Эбдо", братья Куаши, как выяснилось, давно числились в американской базе данных о террористах. Им, французам алжирского происхождения, было запрещено пересекать границы США. Кроме того, подтвердились данные о боевой подготовке братьев. Саид и Шариф обучались стрельбе и изготовлению взрывных устройств в лагере "Аль-Каиды" в Йемене и занимались вербовкой экстремистов.

9 января братья Куаши были убиты при штурме типографии в городке Даммартен-ан-Гоэле в 50 километрах от Парижа.

Нападение на редакцию сатирического журнала вызвало волну протестов во всем мире. В Париже прошел грандиозный марш в память о жертвах терактов, в котором приняли участие несколько десятков глав государств мира, в частности: Бельгии, Великобритании, Германии, Испании, Италии, Польши, Украины и других. Многие страны прислали своих представителей.

Чем "прославился" Сharlie Hebdo?

Французская газета "Шарли Эбдо" давно нарывалась на неприятности.

Сатирический еженедельник считался провокационным даже во Франции и делал себе имя, резко высмеивая на своих страницах президентов, ультраправых и разные религиозные направления. Здесь не гнушались карикатурами монахинь, священнослужителей, Бога и пророка Мухаммеда.

Прошлые публикации "Charlie Hebdo" "радовали" французов карикатурами Папы Римского Бенедикта XIV в любовных объятиях охранника Ватикана; бывшего президента Николя Саркази, который выглядел как больной вампир, и ортодоксального еврея, целующего нацистского солдата. 

А начиналось все в далеком 1960-м году с ежемесячного журнала "Эбдо Хара-Кири" (L'Hebdo Hara-Kiri), который издавался до 1970-го года и который власти вынудили закрыть после грубой шутки о смерти Шарля де Голля. Самым известным его редактором был француз Жорж Дэвид Волински (Georges David Wolinski), несостоявшийся архитектор, который нашел свое призвание в политической карикатуре.

Редакция быстро оправилась от коварного удара властей, и 23 ноября 1970 года свет увидел первый номер сатирического еженедельника "Шарли Эбдо" (в память о старине "Шарли").

Жорж Волински также стал редактором второго сатирического французского журнала "Ежемесячный Шарли" ("Charlie Mensuel"), который был основан в 1969 году. Как он совмещал руководство этими двумя изданиями – одному Богу известно, но его тоже закрывали, вновь открывали, объединяли с другими изданиями, разъединяли, пока окончательно не закрыли в 1981 году.

В 1991 году в редакции "Шарли Эбдо" начались споры о том, как далеко может зайти карикатурист в погоне за дешевым популизмом. Его пришлось закрыть, но есть такое понятие в народе "и в воде не тонет, и в огне не горит". Еженедельник возрождается в июле 1992 года, и это издание молниеносно расходится  тиражом в 100 тысяч экземпляров.

В 2000 году журналистка Мона Шолет (Mona Chollet) была уволена после того, как она выразила протест против статьи комедианта и одного из основателей "Шарли" Филиппэ Вел (Philippe Val), в котором содержался призыв считать палестинцев "нецивилизованными".

9 февраля 2006 года в Charlie Hebdo были опубликованы карикатуры на пророка Мухаммеда. Многие газеты перепечатали двенадцать карикатур, добавив некоторые из своих собственных. Было продано в полтора раза больше копий – 160 тысяч (по сравнению с обычными 100 тысячами).

11 февраля этого же года парижские улицы увидели протесты мусульман, которые держали в руках плакаты с перечеркнутым логотипом Шарли.

1 марта 2006 года Charlie Hebdo опубликовал "Манифест двенадцати", который был направлен против исламизма, как "новой мировой угрозы для демократии после фашизма, нацизма и станилизма".

В 2007 Парижская соборная мечеть (Grand Mosque of Paris) возбудила уголовное дело в отношении главного редактора Charlie Hebdo Филиппэ Вэл, который позволил изданию публично оскорблять мечеть на религиозной почве. Иск был ограничен тремя конкретными карикатурами,  одна изображала пророка Мухаммеда, несущего бомбу в тюрбане. В марте 2007 года парижский суд (le tribunal de Parisле) оправдал редактора, отмечая, что еженедельник критиковал фундаменталистов, а не мусульман.

2 июля 2008 года в Charlie Hebdo появилась карикатура 79-летнего художника Мориса Сине (Maurice SINET) на Жана Саркози, сына президента Николя Саркози. В ней утверждалось, что Жан якобы намерен перейти в иудаизм, прежде чем жениться на своей невесте, наследнице всемирно-известной компании бытовой техники Darty Джессике Сибун (Jessica Sebaoun). "Этот парень далеко пойдет", – добавил Сине.

На фоне возмущений и обвинений в антисемитизме, карикатуру раскритиковала министр культуры Франции Кристин Альбанель, и Сине с треском вылетел из редакции.

В 2011 году "Шарли Эбдо" на один номер переименовалась в Sharia Hebdo и назвала пророка Мухаммеда приглашенным главным редактором, а на обложке разместила изображение пророка, говорящего: "Сто ударов кнутом тому, кто не умрет от смеха". 2 ноября 2011 года редакцию Charlie Hebdo забросали бутылками с зажигательной смесью. Здание полностью сгорело, сайт редакции был взломан. Редакция и до этого случая, и после него неоднократно получала угрозы от радикалов.

Пророк Мухаммед появлялся на страницах "Шарли Эбдо" много раз, однажды даже в полуобнаженном виде. На одной из передовиц Мухаммед  держал себя за голову и говорил: "Тяжело, когда тебя почитают глупцы".

В сентябре 2012 года газета вновь опубликовала несколько сатирических карикатур на пророка Мухаммеда. Учитывая, что это произошло после серии нападений на американские посольства в странах Ближнего Востока, и якобы в ответ на антиисламский фильм "Невинность мусульман", французское правительство решило усилить охрану некоторых французских посольств, а также закрыть французские посольства, консульства, культурные центры и международные школы примерно в 20 мусульманских странах. Кроме того, офисы Charlie Hebdo охранял ОМОН, чтобы защитить его от возможных нападений. 

7 января 2015 года в здании редакции сатирического еженедельника Charlie Hebdo в центре Парижа двое мужчин, вооруженных автоматическим оружием, открыли стрельбу. В результате теракта погибли 12 человек. Среди них – главный редактор издания Стефан Шарбонье, четверо известных сатириков журнала, а также двое полицейских.

За несколько часов до нападения на редакцию в твиттере "Шарли Эбдо" появилась карикатура на лидера "Исламского государства" Абу Бакр аль-Багдади.

Ничего святого       

"Мухаммед не святой для меня. Я не виню мусульман, что они не смеются над нашими карикатурами. Я живу в соответствии с французским законодательством. Я не живу по законам Корана".

                     (Погибший карикатурист Стефан Шарбонье (Шарб)

Несмотря на многотысячные манифестации под девизом "Шарли – это я", которые прошли во Франции, Испании, Великобритании, Нидерландах, Германии, Чехии, Бельгии и других станах мира, некоторые духовные и политические лидеры, известные деятели культуры высказались против разжигания межрелигиозной вражды.

Ватикан совместно с четырьмя французскими имамами опубликовали заявление, в котором, осуждая расстрел сатириков в Париже, они призвали СМИ относиться к религии с уважением.

"Если мой хороший друг доктор Гасбарри будет плохо выражаться против моей матери, он может рассчитывать на удар", – заявил полушутя журналистам папа Римский Фрэнсис. – "Это случается, если вы провоцируете других. Нельзя провоцировать. Нельзя оскорблять веру других. Нельзя издеваться над верой других".

Папа заметил, что ужасающее насилие во имя Бога не может быть оправдано ни в коем случае. Но свобода слова имеет свои границы. Случилось то, чего можно было ожидать.

Августейший племянник Главы Французского Королевского Дома принц Карл-Филипп Орлеанский, Герцог Анжуйский, опубликовал заявление, в котором тоже высказался против акции "Шарли – это я":

- "Я пойду против эмоционального течения и отделю себя от движения "Я – Шарли". Нет, я не шарли, потому что я никогда не любил эту манихейскую газетенку. Charlie Hebdo является обычной бумажкой, презирающей любое мнение, кроме своего собственного, которая под прикрытием свободы выражения мнений позволяет всем совершать провокационные действия.

Charlie Hebdo является агрессивной газетой, которая сеет ненависть между религиями через, якобы, юмор. Charlie Hebdo является образом европейского атеистического общества, которое создает обиженных и врагов вместо уважения и братства между народами и людьми, независимо от их различий, расы, цвета кожи, религии.

Так что я отказываюсь принимать участие в “республиканском священном союзе” "про-Шарли"... Я осуждаю эту попытку национального единства и лицемерие граждан, которые никогда не читали эту "юмористическую" еженедельную газету.            

Почтить память жертв - да. Отдать дань Charlie Hebdo – нет".

Изменится ли "Шарли"? Адвокат издания Ришар Малка, как передает France Info, заверил французов, что редакция не намерена отказываться от своих убеждений. "Мы ничем не уступим. Слова "Я – Шарли" означают и право на богохульство, право критиковать религию, потому что в этом нет ничего страшного. У нас будут карикатуры еще веселее", – заявил он.

Некоторые американские СМИ (такие, как например London's Telegraph, New York Daily News и Associated Press), освещая события во Франции, использовали карикатуры пророка Мухаммеда из Charlie Hebdo. Остальные ограничились описанием.

В новой серии Симпсонов появилась сцена, посвященная "Шарли Эбдо". В короткой сцене можно лицезреть Лизу в виде знаменитой героини картины Лакруа "Свобода, ведущая народ". Грудь девочки, конечно, не так обнажена, как на картине, но смысл улавливается.

Специальное издание "Шарли Эбдо" собираются продавать в Чикаго.

В то же время тысячи мусульман в Азии и Африке вышли на улицы городов, чтобы выразить свое негодование карикатурами пророка. Массовые протесты не утихают в Сирии, Индии, Иордании, Алжире, Пакистане, Йемене и Нигере. Есть жертвы.

Никто не знает, какие еще последствия может ожидать мир от провокационных карикатур "Шарли". Очередной выпуск скандально-известного журнала уже бьет все рекорды – его тиражи поднялись до семи миллионов экземпляров. На обложке изображен пророк Мухаммед с плакатом "Я – Шарли" в руках.

Многие мусульмане сочли это оскорблением.

"Я – не Шарли"

Зигмунд Фрейд когда-то тонко подметил, что "тот, кто впервые вместо копья применил ругательство, был основателем цивилизации". Он был почти прав. Основатель цивилизации в ответ на насилие выбрал более изощренное насилие – словесное. 

Расстрел работников французского  еженедельника вызвал возмущение во всем мире. Оно и  понятно. Террористические акты – это не цивилизовано. Это жестоко и бесчеловечно. И я, как журналист, осуждаю расправу над представителями "Шарли Эбдо", как и убийство любого человека в мире.

Человеческая жизнь – высшая ценность.

Но, я тоже считаю, что свобода слова и свобода прессы – это не брутальные рисунки пророка Мухаммеда, а также не грязное оскорбление представителей других вероисповеданий.

Легко рассуждать о свободе слова, если эта свобода слова не задевает твоих чувств и самого ценного для тебя. Настоящая свобода слова не посягает на то, что свято для других. А цивилизованное издание должно действовать в интересах общества, расследуя случаи коррупции, злоупотребления властью или насилия, а не разжигать межрелигиозную и межнациональную вражду, тем самым увеличивая тираж и прибыль.

Смешивая свои сексуальные фантазии с издевательством над духовными ценностями других, сатирики Шарли обрекли себя на смерть. Покупая подобное убожество, наполненное такими бессмысленно-провокационными карикатурами, как мастурбирующие монахини, папы в презервативах или Святой Троицы, участвующей в сексуальной оргии, французы и все те, кто сейчас держат в руках плакаты "Я – Шарли", обрекли себя на более страшные вещи, чем расстрел.

Такое понятие, как "принцип уважения к чужим культурам" оказался немодным и ненужным в нашем "цивилизованном" мире. Мы еще не доросли до понимания, что быть несогласным с кем-то или с чем-то можно без оскорблений и издевательств (даже если они нам не нравятся).

Поэтому, "Я – не Шарли".

За похабные шутки нельзя убивать. Но я не пойду за них сражаться.

По иронии судьбы, одним из двух убитых полицейских оказался мусульманин, 40-летний Ахмет Мерабет (Ahmed Merabet). После митингов солидарности с французскими сатириками, которые вспыхнули во многих странах мира и хэштегом которых стал слоган "Я – Шарли / Je Suis Charlie", на его страничке в Твиттере появилась запись: " Я – не Шарли. Я – Ахмет, убитый полицейский. Шарли высмеивал мою веру и культуру, а я погиб, защищая его право делать это. (I am not Charlie, I am Ahmed the dead cop. Charlie ridiculed my faith and culture and I died defending his right to do so. #Jesuis Ahmed)".

Я – не Ахмет. Но его слова заставляют задуматься.

Автор: 
Влад Брик
Фото к статье: