Chicago Jazz Festival 2015 или один день из жизни чикагского джаза

Для некоторых музыкантов и исполнителей не бывает слишком большой сцены, слишком много пространства для выступлений или слишком огромной аудитории.

Джазовая певица Ди Ди Бриджуотер (Dee Dee Bridgewater), на выступление которой мы попали в субботу, 5 сентября, во время 37-го Чикагского Джазового Фестиваля (37th annual Chicago Jazz Festival), может быть ярким тому примером.

С тысячами поклонников на постоянных “сидячих” местах павильона Притцкера и еще тысячами на прилегающей лужайке, Бриджуотер, с ее могущественным голосом и тяжелогабаритной персоной, могла покрыть акры пространства Милленниум парка, не прилагая к тому особых усилий. Когда она пела на всю мощь своих легких, казалось, что ее слышат водители на Лейк-Шор-Драйв. Даже когда она возвращалась к более интимному пению (не достаточно часто), голос Ди Ди был такой же сильный – каждый ее слог, шепчущий или шипящий, постоянно резонировал через целый парк.

Но, пожалуй, ни одна песня так не обнажала струны ее души и не звучала более красноречиво, чем “Одна прекрасная вещь” Гарри Конник-младшего (Harry Connick Jr.'s “One Fine Thing”), которой открывается последний альбом Бриджуотер “Перья Ди Ди” (“Dee Dee's Feathers”). Песня ненасытной похоти и бесконечной тоски, тонкая грань между сатирическим и серьезным, которую певица прошла с изумительным подъемом.

Каким-то образом, Бриджуотер умеет переходить от чувственного к священному, что она и сделала, так как за “Одной прекрасной вещью” последовала “Музыка – это магия” Эбби Линкольна (Abbey Lincoln's “The Music is the Magic”).  Эти бессловесные вокальные полеты Бриджуотер открывали каждую песню в стратосфере ее инструмента. Вот она допела свои заклинания и медленно уселась на сцене, как будто в молитве. В эту минуту музыка стала здесь не только магией – это открылся канал к возвышенному. 

Была ли это та самая женщина, которая несколько минут тому прикасалась к макушке головы трубача Тео Крокера? Видимо, да.      

Хорошо, что Бриджуотер закрывала Чикагский Джазовый Фестиваль в субботу вечером, 5 сентября. Кто бы осмелился следовать за всем этим? Джазовая музыка, которая звучала на фестивале в этот день, все-таки имела своих знаменитых исполнителей, но также свои взлеты и падения. Тяжело было уследить за всем этим.

Также в субботу, в ознаменование 50-летнего юбилея группы “Association for the Advancement of Creative Musicians” (AACM),  в Притцкер павильоне выступил долголетний член Ассоциации Дуглас Юарт (Douglas Ewart) со своим новаторским ансамблем. В конце концов, музыканты AACM нашли удовлетворение в том, что отдали дань джаз-новатору Орнетту Коулману (Ornette Coleman), который скончался в июне в возрасте 85-ти лет. Они сыграли версию самой известной и любимой композиции Коулмана “Одинокая женщина”. Жалобное соло Юарта и жужжащий ответ Кидда Джордана (Kidd Jordan) – обое на саксофонах – вдохновляли хор высокого полета вокальных линий.

Чикаго можно считать самым главным джазовым центром США (наряду с Нью-Йорком, Лос-Анджелесом и Сан-Франциско). Один из крупнейших, деловых, промышленных и культурных центров страны, многомиллионный Город Ветров, обладает крупным сообществом джазовых музыкантов всех поколений: от 90-летних ветеранов свинговой сцены – до юных студентов доброго десятка учебных заведений, располагающих джазовыми программами; от известных всему миру боперов 50-х – до не менее (если не более) известных радикалов-авангардистов из AACM.

Джаз называли музыкой для богатых. Джаз называли музыкой для бедных. Но джаз всегда оставался музыкой для умных. Поэтому самые верные чикагцы никогда не пропустят знаменитый чикагский джазовый фестиваль.

55-летняя Ди Ди Бриджуотер – одна из лучших вокалисток современного джазового мэйнстрима, суперзвезда, умеющая с первых минут появления на сцене покорить самую взыскательную публику и критику. Она выступала и записывалась с лучшими джазовыми музыкантами, среди которых – Сонни Роллинз, Диззи Гиллеспи, Декстер Гордон, Макс Роуч.

Ди Ди Бриджуотер родилась в Мемфисе 27 мая 1950 года. Росла под пение Эллы Фицджералд, чьи пластинки без конца слушала мать, и звуки трубы, на которой играл отец – не только первоклассный трубач, но и педагог, среди учеников которого были саксофонисты Чарлз Ллойд и Джордж Коулман. В ансамбле, где играл ее отец, девочка получила свой первый профессиональный опыт. Начав петь в университетском биг-бэнде (с которым, кстати, приезжала в СССР в 1969 году), она познакомилась с трубачом Сесилом Бриджуотером, за которого вышла замуж и переехала в Нью-Йорк.

 

Автор: 
Ольга Руда
Фото к статье: